ТРИНАДЦАТЬ (полная версия)

Дорогие друзья!

 

 

Я, Красная Лиса, вспомнила про наш замечательный рассказ “Тринадцать”. И чтобы освежить в памяти, я перечитала его и скопировала его в один целый рассказ!

 

Приятного чтения)

(О-А В. Будут ли зимой-весной занятия для “стареньких”?)

 

 

 

ТРИНАДЦАТЬ

Маргарет вошла в комнату с охапкой книг и безделушек, прикрыла за собой дверь и поставила корзинку на пол. Она подошла к шкафу и расставила книги по полкам. В основном они были о заклинаниях и прорицаниях. Теперь осталось разобраться с амулетами и оберегами. Но не успела она повесить хотя бы один ловец снов, как увидела, что к корзинке с кактусом подбежал жирный чёрный кот и стал в нее плевать .
— Фу-фу-фу, брысь от сюда! — приказала Маргарет. Она взяла Кота за шкирку и выкинула в окно. Но вы не волнуйтесь, за окном было патио.
 
Такого странного жирного кота, который при этом ещё умеет плеваться, Маргарет видит впервые. Она купила его на прошлой неделе, когда в город приехала ярмарка. Ярмарки — замечательный шанс найти что-нибудь волшебное. Маргарет накрыла кактус шалью и убрала в шкаф. Так на него точно не попадёт ничего мокрого, а то вдруг затопит волшебными пикселями всю тётину лавку. Маргарет не знала, что такое пиксели, но мудрец, который продал ей кактус, сказал, что это что-то очень маленькое и жутко опасное. Маргарет надеялась, что тётя не полезет в шкаф и не станет поливать кактус.
 
Маргарет приехала из Лейдена в Амстердам к тёте на весь учебный год. Рядом была школа. Маргарет жила в тётином доме, и там ей было хорошо. У тети была лавка с вязаными вещами, и она  научила Маргарет вязать. Вообще её родители были пекарями, но Маргарет была самой младшей, и они не видели её будущего в фамильной пекарне. Маргарет была этому даже рада. Она не любила ни родителей, ни их занятия. Сварливые зануды – вот так она их называла.
 
Но у тёти ей нельзя было долго оставаться. Скоро она поедет в Латинскую школу. Жалко было расставаться с тётиной лавкой и прекрасным патио, да и ещё к тому же в новой школе были уроки рисования. Маргарет не знала, понравиться ли ей рисовать. Скорее всего не понравится. Ей вообще не нравились картины и запах красок. Представить только эту вонь по всему зданию школы – сразу закружится голова. Маргарет надеялась, что какое-нибудь чудо  избавит её от этой участи, и поэтому скупала всякие волшебные безделушки. На этот раз она купила кактус. С него-то всё и началось.
 
На следующее утро, 6 февраля 1618 года, Маргарет  разбудила тетя.
— Вставай, солнышко!
Маргарет села в постели, протёрла глаза и увидела, как тётя поливает кактус. О нет! Маргарет вскочила, подбежала к тёте… Но, слава богу, никакого потопа не случилось. Тётя аккуратно полила кактус, но ещё не пересадила его. Тётя спросила, откуда у неё это странное растение, и Маргарет ответила, что это подарок подруги. Этот ответ тётю устроил, она погладила Маргарет по рыжим волосам и попросила пересадить кактус в горшок. Тетя у Маргарет — просто прелесть!
 
Маргарет тут же занялась пересаживанием кактуса. Она развернула мокрую тряпку и вынула кактус из корзинки. Она даже не заметила, что кактус издал какой-то сдавленный звук, когда его пересаживали. Потом что-то тихо затарахтело внутри горшка, как будто стали крутить маленькое колёсико, выбирая правильное деление. Но Маргарет подумала: «Что с этими волшебными вещами только не происходит?».
 
Закончив возиться с кактусом, Маргарет прошла через патио и лавку тёти и собиралась выйти на улицу. Но когда она открыла дверь, за ней была лишь чёрная пустота. Порыв ветра сдул Маргарет с крыльца и захлопнул дверь. Она очень быстро летела. Куда-то вниз. «Вот оно, долгожданное чудо! Наконец-то я отвязалась от этой рисовальной школы», — обрадовалась Маргарет. Внезапно в чёрной пустоте начали мелькать горящие цифры и буквы. Они сталкивались, разбивались друг о друга, водили хороводы. Вокруг царил хаос. Постепенно  буквы и цифры начались складываться в слоги, слова, предложения. Раздался сильный грохот, и перед Маргарет всплыла фраза: «Город номер __». После слова «номер» мелькали цифры. Они крутились на маленьком колёсике и издавали такой же звук, как кактус в момент пересаживания. Только гораздо громче. Начался шумный ливень, и Маргарет вся промокла. Но капель не было видно. Видимо, они были прозрачные и сливались с чернотой.
«Как жалко, что я не взяла с собой носовой платок», — подумала про себя Маргарет. Тем временем колёсико остановилось на цифре 13. Значит, город номер 13. Что же это за город?  Но не успела Маргарет подумать об этом, как перед ней возникла табличка: «Добро пожаловать в Москву». Потом её сильно тряхнуло, она полетела с удвоенной скоростью, вокруг что-то завизжало и оглушительно заорало.
Она очень больно ударилась коленками и головой об асфальт. Кто-то вдруг крикнул: «Смотрите, какая-то дурочка свалилась с башни Федерация!*» Послышался глупый гогот.
 
 
* — самая большая башня в Москва-Сити

Даша спала, и ей снилась станция метро “Выставочная”. Когда она проснулась, было раннее утро. Первым делом Даша залезла в ВК и посмотрела новости. Её самой любимой группой была “Мода метро Москвы”. Там выкладывали фотки людей, которые дико одевались.
Сегодня у её класса была экскурсия в Москва-Сити, и ей нужно было спешить. Даша вышла из дому в розовой куртке с седьмым айфоном в руке. Бледная кожа девочки делала глаза ярче. На голове у неё были две чёрные заколки. Даша пошла в школу по навигатору (хоть она училась там уже 6 лет, она не могла запомнить, где школа находится). На улице был сильный ветер. “Почему мне на телефон не пришло сообщение о буре?” — подумала она.
Когда Даша дошла до школы, её одноклассники стояли у входа в школу: “Стой, Ди, здесь, классуха* сейчас выйдет”, — сказала девочка с зубами, как у акулы, по имени Настя.
Через несколько минут вышла Тамара Львовна с Костей и Колей. Она начала называть всех по списку:
— Псурцева?
— Здесь, — гаркнула Настя
Горелова, Булынин, Кошкина, Пестроперьев, Мигачёва, и наконец:
— Даша ван Рейн?
— Я, — сказала Даша
Они двинулись к автобусу. Все расселись, и автобус поехал.
Даша сидела одна: её подруг сегодня не было.
Она дружила с Аней и Полиной. Они немного с приветом.  Аня ходит в измазанной чёрной куртке, бросается на всех, кидает в классуху еду, вообще дикая какая-то. Полина на японку похожа, ходит, кланяется, говорит непонятные слова, обсуждает только японское аниме, ведёт себя по-японски, мечтает себе сделать пластическую операцию, чтобы быть похожей на японку…
Размышления Даши прервала училка. «Выходим!» — заорала она на весь автобус.
Погода не предвещала ничего хорошего: небо почернело, облака слились в одну тучу, как будто образовался водоворот, который хочет засосать всех: и людей, и машины, и собак. Вдруг грянул гром, и какая-то девчонка свалилась как будто бы прямо с неба. Все заорали, а девочки завизжали.
— Смотрите, какая-то дурочка свалилась с башни федерации! — загоготал Костя.
 Но Даша не испугалась. Она с детства верила, что сам Бог  пошлет ей что-то загадочное и неизвестное, и вот оно наконец: какая-то девочка свалилась прямо с неба. Надо ей помочь.
Приехала скорая. Девочку положили на носилки и понесли в машину. Даша увязалась следом. “Я ее сестра!” — решительно сказала она в ответ на недоумевающий взгляд врача. “Сводная, что ли?” — хмыкнула врач, оглядев русые волосы Ди и огненные кудри Маргарет. Но в машину пустила.
 
 
 
* Классуха — классная руководительница.

• 



Маргарет проснулась в белой комнате. Она помнила это странное перемещение, но потом всё было очень смутно, как во сне. Визги, крики, какая-то девчонка приставучая, движущаяся коробочка с огоньками, какие-то люди в белых одеждах (может, это ангелы были?), они катали Маргарет на мягком белом облаке, а девчонка-то с ними каталась, и потом так руками махала, рот открывала, как рыба, немая… Да там всё было немое. На рай похоже, но одновременно какой-то кошмарный сон. Потом вообще иголкой в руку кольнули, больно так, но сразу всё прошло. И вот после этого она уже совсем ничего не помнит.
Проснулась она в этой странной белой комнате, на белой кровати с белым одеялом, подушкой и простынёй. Видимо, тот, кто здесь живёт, очень любит белый цвет. Потом вошла та странная девчонка и сразу что-то затараторила. Маргарет совсем не поняла, что она там говорила, но все-таки решилась спросить:
— Привет, я тут немного ушиблась, когда падала с эээ…, в общем, неважно. Ты не могла бы позвать лекаря? Тут в вашей округе есть лекарь, я надеюсь? И вообще, что тут делают эти ангелы, и почему они и ты были немые? Что это за коробка с огоньками разноцветными, откуда здесь облака и зачем меня кололи иголкой? Что тут вообще происходит и где я?
— Окей, сейчас я позову ле… врача. Меня зовут Даша, а как тебя зовут?
— Маргарет,
— Ты лежи, никуда не вставай, — приказала Даша и вышла из палаты. Она шла по коридору и размышляла про сказанное девочкой. Иголки, облако, огоньки, ангелы-демоны, белиберда какая-то…
Её размышление прервала врачиха:
— Ну, что, как там она?
— Она вас зовёт, кажется, ей лучше. Во всяком случае, она стала слышать и разговаривать. Её зовут Маргарет, — промямлила Даша
Когда Даша ушла, Маргарет задумалась о том, что она ей говорила. Что-то про вгач. Маргарет не знала, что это такое, но пока она пыталась догадаться, в комнату вошла женщина в белой одежде.
— Здравствуй, Маргарет, — сказала она — Мы очень рады, что ты пришла в себя. Вообще эта странная история… Очень странно, что при падении с такой высоты ты отделалась всего лишь временным оглушением, сотрясением мозга и переломом мизинца левой ноги. Ха-ха! На этот твой мизинец даже гипс не нужен. Он пройдет сам, если мазать мазью. Завтра мы тебя выписываем. Да, у нас таких случаев не бывало… Обычно если падаешь с такой высоты — мгновенная смерть. Кстати, ты есть хочешь?
— А, я кажется, поняла. Вы — лекарь! У меня есть десять гульденов*, и я могу заплатить за снадобье для пальца. И да, я очень хочу есть, надеюсь у вас есть крокеты**? — спросила Маргарет. Она уже представила как ей принесут её любимый перекус, но женщина в белом сказала:
— Хм, думаю, надо обсудить с главным врачом… Сотрясение и вправду сильное. И ещё, тебя же уже спросили, где ты живёшь и кто твои родители?
— Нет не спрашивали. Я живу в Голландии, в Амстердаме с тётей, но… — начала Маргарет, но её перебила женщина:
— Так, ладно, достаточно этого — но потом, подумав, она ещё прибавила:
— А ты в каком году живёшь?
— Конечно, в 1618 — рассмеялась Маргарет. «Наверное она меня за дурочку приняла» — подумала она.
* — Голландская валюта до 1999 года
** — Национальная Голландская закуска (настолько распространённая, что была в каждом доме)
* * *
Даша не знала, что случилось с Маргарет, но когда она приехала домой, то решила загуглить, кто такой лекарь.
И вот, что она получила: “Лекарь – старое обозначение врача…”
Даше захотелось спасти Маргарет от больницы. Она решила выкрасть её. Эта девочка ей почему-то понравилась. Спасти её — Дашин долг. А то еще запихнут ее в какую-нибудь психушку за то, что мелет всякую ерунду.
Она всё чётко продумала. Проникнуть ночью в больницу под видом медсестры. Это будет сделать легко, потому что охрана и врачи уходят домой. Одна остаётся на дежурстве. Медсестре она подсыпет снотворное. И закроет в кабинете. А сама с Маргарет выйдет через чёрный вход.
Когда наступила ночь, Даша вышла из дома и направилась к метро. Было ровно 22:13. Ди шла, задумавшись о том, что она собирается сделать, но вдруг заметила, что какой-то ворон прыгает за ней с ветку на ветку, перелетает с машины на машину, с сугроба на сугроб, с…
И тут Ди врезалась в какого-то пацана:
— Сорян, братишка — крикнула Даша ему.
Когда она прошла несколько метров, то оглянулась, но ворона не увидела. К метро она добралась в 12-ом часу.
Ей нужно добраться к станции “Ховрино” от “Юго-Западной”. Даша взяла нормальную одежду, чтобы Маргарет переоделась, а дальше они спокойно поедут на метро к ней домой.
Ди без приключений добралась до Ховрина, поднялась по эскалатору на пустую улицу, перешла через дорогу и вошла в ворота больницы.
* * *
«Никогда мне ещё не было так скучно. Даже в родительской пекарне!» — думала Маргарет. От нечего делать она стала ходить туда-сюда по комнате. Подошла к двери, дёрнула за ручку, но всё было бесполезно — дверь была наглухо заперта. «Чем бы ещё заняться?» — изнывала девочка. Взгляд Маргарет упал на постель, и у неё появилась идея. Она взяла одеяло и открыла окно. Посмотрела вниз. Была полночь, город мирно спал. «Как раз вытряхну из одеяла всю пыль и никто не заметит» — обрадовалась Маргарет. Она нашла себе занятие и очень даже полезное. Девочка так усиленно вытряхивала пыль, что даже не заметила, что в комнату вошла Даша.
— Сумасшедшая! — крикнула Даша и оттащила Маргарет от окна. — Ну и угораздило меня с такой связаться! Ты что, решила всю мебель из окна выкинуть или сама выпасть?
— Да я просто вытряхивала пыль, — оправдывалась Маргарет.
— Ну ладно, неважно, у нас мало времени, вот, я принесла тебе нормальную одежду, — Даша разложила перед Маргарет странные рваные тряпки. — Я тебе принесла два варианта как раз на твой размер, — Даша оглядела Маргарет с ног до головы. — Да, с размером я не ошиблась — самый маленький. Давай, выбирай, что тебе больше нравиться
— Эээ… А что это? — Маргарет показала на рваную тряпку — Это похоже уже выкинуть нужно…
— Что? — непоняла Даша — Ты издеваешься?
Маргарет не успела ничего ответить Даше, так как в окно неожиданно влетел ворон. Это было так страшно, что девочки закричали:
— Спасите!
Ворон сел на подоконник и заговорил. Говорил он по-русски и совершенно без акцента:
— А нельзя потише кричать? Вы сейчас всю больницу перебудите!
— М-м-маргарет, он говорит! — завизжала Даша.
— И что? Пусть себе говорит. Таких на городских ярмарках полно, — отмахнулась Маргарет
— Да что вы все тут? Что же это происходит? Я, наверно, сплю!
— Нет, это не сон, — продолжал Ворон, — просто в современном мире нам нельзя показываться людям. Только в прошлых столетиях это было нормально — а сейчас всё по-другому. Эх, какие были времена…
— Что? — недоуменно переглянулись девочки
— Ах, да, я же забыл вам рассказать! Слушайте. Существует мир животных. Таких, как я. Ты, Даша, про это узнаёшь впервые, так?
— Так, — подтвердила Даша, потому что ничего другого ей не оставалось.
— А ты, Маргарет, может и привыкла, что иногда животные могут разговаривать, но тоже не знаешь про нас.
— Наверное… — вздохнула Маргарет
— Так вот,  ближе к делу. Я прилетел сюда по срочному поручению и должен вам рассказать кое-что очень важное. Девочки, вы — родственницы. Какая у тебя фамилия, Маргарет?
— Ван Рейн
— А у тебя, Даша?
— Тоже ван Рейн… Как так получилось?
— А вот так. Маргарет, какой сейчас год?
— 1618, и не спрашивай глупостей!
— Почему же глупостей? Давай спросим Дашу. Даша, какой сейчас год?
— Конечно же 2018!
— Получается что мы… — начала говорить Маргарет, но ворон её перебил:
— Правильно! Вы живёте в разном времени! И Маргарет попала из прошлого в настоящее. Ну это для тех, кто живёт сейчас, а Маргарет может считать что попала в будущее.
Девочки смотрели на ворона в изумлении. Особенно Даша, которая вообще не подозревала, что можно попасть в другое время.
— Ну конечно! — стукнула она себя по голове. — А я-то думала, почему Маргарет себя так странно ведёт?
— А как тогда я попала в будущее? — спросила Маргарет.
— Ты купила кактус на ярмарке, он тебя и переместил, что, не помнишь? — ухмыльнулся ворон.
— Конечно, помню. Так вот почему здесь всё так странно, значит, это будущее…
— Это ещё не всё! — продолжил ворон — Маргарет, ты — прямой предок Даши, ты её пра-пра-пра-пра-пра-пра-бабушка. Кажется, я забыл штук пятнадцать «пра», — пошутил он и девочки нервно засмеялись.
— Ладно вам, сейчас не до шуток — посерьёзнел ворон — Я показался на глаза людям и рассказал о мире животных не просто так! Это секрет, и чтобы его разглашать, должен быть весомый повод! Под угрозой ВЕСЬ род ван Рейнов! Маргарет должна вернуться обратно. Если она не сделает это за три месяца, то исчезнет весь род! Погибнут сотни человек, а всё потому что у тебя в прошлом должен родиться ребёнок, у которого тоже будут дети и у каждого тоже будет ребёнок. Если ты не вернешься, погибнет ВСЁ семейство, включая и Дашу, не говоря уже про будущие поколения, которые должны пойти от Даши!!! — ворон обхватил крыльями голову, а потом закричал:
— МАРАГАРЕТ, ДА ТЫ ПОНИМАЕШЬ ВООБЩЕ, ЧТО ТЫ НАТВОРИЛА С ЭТИМ КАКТУСОМ???
— Теперь понимаю… — угрюмо промямлила девочка.
— Неужели обязательно надо отправлять назад Маргарет? — спросила Даша, которая успела привязаться к своей рыжей двадцать раз пра- бабушке.
— В принципе да, но…
— Что «но»? — уцепилась за слово Даша
— Лучше бы я вам этого не говорил, зачем я только это сказал? — пробурчал ворон.
— Нет, так дело не пойдёт, давай рассказывай! — настаивала Даша
— В общем, можно отправить вместо себя кого-нибудь другого, но там есть побочные эффекты и всё такое эээ…— он начал говорить всё тише и тише,  а потом и вовсе замолчал.
— Подожди, это всё, что ты хотел нам сказать? — вдруг спросила Маргарет.
Ворон был рад, что тема разговора сменилась. Он приободрился и сказал:
— Нет, ещё кое-что важное. Маргарет, в какой стране ты живёшь?
— В Нидерландах конечно,
— А Даша в России. Дело в том, что «ван Рейн» — исконно Голландская фамилия. Какие-то потомки Маргарет переехали в Россию в начале девятнадцатого века, и  теперь живут в России. Не просто тут с такой фамилией, да? — спросил ворон Дашу.
— Почему же? Она мне очень нравиться!
— Вот и отлично! — обрадовался Ворон — Но у вас, наверное, возник вопрос, почему Маргарет так хорошо говорит по-русски, если ни минуты его не изучала?
— В смысле? Я говорю по-голландски! Лично у меня возник вопрос, почему вы так хорошо говорите по-голландски? Не думаю, что в Россие изучают мой язык.
— Верно, не изучают. На самом деле ты автоматически слышишь свой язык, а мы автоматически слышим наш. Это всё колдовство кактуса. Хотя бы что-то полезное он сделал! — проворчал ворон — Но сейчас вам нужно как можно скорее вернуть Маргарет в прошлое!
Все знают, что у воронов не бывает карманов, но у этого ворона они были.  Из глубины кармана он достал какую-то бумажку:
— Вот с помощью этого вы сможете отправить Маргарет назад, — тут он прервался и почему-то начал ржать. Это было совсем не к месту и поэтому Даша выхватила у него бумажку. А он тем временем пытался что-то сказать:
— Меня-хаха-ха-аха кажется-ухахахухе-хохаху за-хаха-закол-дхахаха-апхапха заколдовали! — борясь со смехом, ворон вылетел в окно.
— Так, — сказала Даша, — с бумажкой разберемся потом, пока давай переодевайся скорее. А, точно, ты же ничего не смыслишь в этой одежде! Вот это джинсы, штаны такие. Тут есть рваные чёрные и синие. А вот это кофта, её надевают через голову…
— Да боже мой! Уж что такое кофта я знаю, не беспокойся! Только почему ты мне принесла одежду для мальчиков? И сама ты тоже так одета…
— У нас так носят. Мода такая, потом тебе объясню, когда придём домой. И вообще джинсы гораздо удобнее средневековых платьев.
— Каких платьев?
— Слушай, у нас нет времени, в любой момент может проснуться медсестра — снотворное действует недолго. Так что выбирай себе одежду и пошли. Объясню тебе всё дома — видно, придётся тебя многому учить. Выпала же мне доля! — вздохнула Даша. Маргарет выбрала чёрные рваные джинсы и синюю кофту. Девочки быстро спустились вниз по лестнице и вышли на улицу. До метро было десять минут ходьбы.
— Наконец-то мы выбрались из больницы! — выдохнула Даша.
— Что? — не поняла Маргарет.
— Да, учить тебя прийдётся многому… Мы сейчас сбежали из больницы и идём ко мне домой. Там никого нет, потому что родители уехали в отпуск на неделю. Я до сегодняшнего вечера не представляла, что мы будем делать, но ворон нам подсказал — будем пытаться отправить тебя в прошлое.
— Я понимаю, что это серьёзное дело, но всё же мне нравятся эти приключения! А тебе?
— Конечно! Я очень рада знакомству с тобой!
— Я тоже.
Несколько минут девочки шли в молчании, а потом Маргарет вспомнила про бумажку, которую дал им ворон.
— Давай посмотрим, что там!
Даша вынула из кармана сложенный пополам листик и развернула его.
Это была чёрно-белая фотография двухэтажного дома. В верхнем правом углу бумажки мелким неразборчивым почерком был написан адрес. Дом был наполовину разрушен, но в окне виднелся тёмный силуэт не то человека, не то большого барана. Фотография было старая и потрёпанная, прямо рассыпалась в руках.
— Что это за человек в окне? И почему у него рога? — спросила Маргарет у Даши
— Я-то откуда знаю? Но раз ворон дал нам это странное фото с адресом и не объяснил, как нам оно поможет, у нас есть только один вариант. Нужно прийти по этому адресу. Больше с этой бумажкой мы ничего сделать не сможем.
Маргарет хотела спросить, что такое фото, но решила подождать до дома и сказала:
— Как интересно! Мне всё больше нравиться эта история! А я-то думала, что в будущем бывают рогатые люди…
— Чушь! Это скорее ты могла видеть что-то подобное на волшебных ярмарках. Там, похоже, всё может быть, да?
— Не уверена что всё. Вот рогатых людей точно нет.
— Хм, странная картинка, и нечёткая к тому же. Плохо видно этот странный силуэт.
Девочки стали вглядываться в фото, но силуэт был виден всё слабее и слабее и, наконец, совсем исчез.
— Он только что был тут и пропал! — завопила Маргарет на всю улицу.
— Тише! Людей перебудишь! — шикнула Даша — Может, нам и показалось, какая разница? Я лучше попытаюсь разобрать адрес. Улица Больш….
И тут порыв ветра вырвал бумажку из её рук.
— Вот незадача! Я успела прочитать только слово «большая»
— А что, в Москве много улиц с названием «Большая»? — спросила Маргарет.
— Может, и немного, но дело в том, что там было ещё какое-то слово. Слово “большая” — только часть названия. В Москве полно улиц, начинающихся с “Большая”: Большая Якиманка, Большая Дмитровка, Большая Никитская, Большая Молчановка, Большая Черкизовская… 
— Да, положение не из лучших…
— Я попытаюсь поискать этот дом в интернете, но не уверена, что получится.
— Поискать где?
— Прийдём домой и я тебе расскажу что такое интернет. Пора научить тебя нормально жить.
— А сколько всего улиц в Москве? — спросила Маргарет. Количество “Больших” улиц ее впечатлило.
— Москва очень большой город и в ней очень много улиц. Я точно не знаю сколько.
— Расскажи мне ещё про Москву! — попросила Маргарет
— Хорошо, когда сядем в метро.
— Куда?
— Сейчас увидишь — улыбнулась Даша.
Они подошли ко входу в метро и остановились. Даша рассказала Маргарет, что это такое и как там себя надо вести. Вышло очень хорошо, потому что Маргарет любила всё новое и необычное, хотя она сильно боялась зайти в поезд. Девочки сели на сиденья, и Маргарет схватила Дашу за руку. Но в это время в метро и правда было страшновато. В вагоне никого и кое-где из-за перегоревших лампочек совсем темно. Девочки еле-еле успели на последний поезд.
Как вы уже знаете, в вагоне не было ни души, но в соседнем вагоне Маргарет вдруг увидела человека в длинном пальто. Девочки видели его через небольшой сквозной проход. Человек держал перед собой газету, закрывавшую всё лицо. Его пальто было таким длинным, что не было видно ботинок. Если, конечно, ботинки у него были.
— Кто этот странный тип? — спросила Маргарет
— Мне почём знать? — ответила Даша и достала из кармана светящуюся плоскую коробочку.
— А это что? — спросила Маргарет
— Я просто посмотрела сколько времени, — убирая назад в карман коробочку сказала Даша —  Дома расскажу тебе про это.
Маргарет опять посмотрели на человека в пальто.
— О боже! Он пропал!!! — прошептала она на ухо Даше. Страх не позволил ей крикнуть в полный голос. «Услышит меня кто-нибудь плохой», — подумала она.
— Прямо как тот человек с фотографии! А что, похожий силуэт… — задумалась Даша.
— Не нравиться мне всё это… — сказал Маргарет.
— А мне, что ли, нравиться? Да, влипли мы в историю. Ну ладно, не будем об этом. Ты меня просила рассказать тебе про Москву, помнишь?
— Да, расскажи пожалуйста!
— Что ж, рассказываю. Москва — столица крупного государства России. Город огромный и самый холодный. На улицах всегда несколько тонн снега, куда ни наступи, проваливаешься до колен. Сегодня 20 февраля,  и на конец зимы можешь даже не надеяться. Много народу толпится возле ресторанов быстрого питания, хочет поесть и погреться. Они одеты не очень-то тепло. Кто-то в лёгкой куртке, а если посмотреть на ноги, увидишь кроссовки с короткими носками. В подземных переходах ходят, шатаясь, голуби, греются.
Дороги засыпаны снегом. Кое-где протоптаны тропинки. Снежинки горят в свете фонарей. Большие комки снега падают на землю и смешиваются с другими. Дороги подсвечиваются разными цветами, чтобы водители видели дорогу ночью. Когда солнце появляется, кажется, что уже конец зимы, хоть и страшный мороз.

«Как я здесь оказался?» — недоумевал Егор. Только что он ехал из школы домой на автобусе номер 13. И вдруг обнаружил себя сидящим в кресле на вершине башни «Федерация». Он обошёл крышу и нашёл дверь, ведущую на лестницу. Лестница была на удивление короткой, как будто Егор спускался не с 97-этажа небоскрёба, а с верхнего этажа девятиэтажки. Домой он решил пойти пешком, ведь от Москвы-Сити до его дома всего полчаса ходьбы.
Он шёл и смотрел на уходящие в облака небоскрёбы, на кишащие людьми торговые центры, на толпы подростков, идущих из школ, и детей, которых ведут бабушки и мамы, на велосипедистов и водителей, звонящих или переписывающихся по телефону, на маленькие старые дома, теснящиеся среди высоких зданий, словно карлики среди великанов, и на подворотни, в которых играют дети.
Егор дошел до своего дома — Платоновская, 4 — и поднялся на пятый этаж. Вошёл в квартиру, позвал маму, а потом вспомнил, что папа взял маму с собой в командировку. Егор стал раздеваться, и вдруг из его штанов выпала какая-то фотография. На ней был незнакомый серый дом. Егору стало интересно, откуда она у него взялась. Он решил сделать публикацию фотографии в соцсетях. Через пять минут на пост Вконтакте ответил анонимный пользователь. Он прислал Егору адрес дома.
На следующий день после школы вместо того, чтобы, как обычно, ехать домой, Егор отправиться по адресу, который ему прислали. Как только он сел в автобус, на него напала дремота, и он спал до тех пор, пока его не разбудил мальчик с большой сумкой. Мальчик сказал, что пора выходить. Странно: ведь Егор не говорил ему, куда едет. В автобусе не было никого, кроме мальчика и Егора. Егор и не заметил, что водителя в автобусе не было тоже. Как только он вышел из автобуса вместе с мальчиком, двери захлопнулись и автобус уехал.
Мальчик побежал к белому дому и вошёл в железную дверь. Егор сначала решил обойти дом, посмотреть на него со стороны. На улице вообще не было людей. Это настораживало. На окнах дома были решётки, а сам он выглядел заброшенным. Егор всё-таки решил войти. Он подошёл к двери и открыл её. Длинная лестница уходила куда-то в темноту. Егор вошёл, и дверь вдруг захлопнулась за его спиной. Он пытался открыть её, но все попытки были тщетны. Пришлось спуститься вниз в поисках другого выхода.
Вокруг ползали крысы и тараканы. Егору даже показалось, что у одной из крыс было три глаза и два хвоста. Он спускался и спускался и вдруг наткнулся на стену. Он ничего не видел и стал ощупывать всё вокруг. Нащупал  кнопку. Нажал на нее, и стена отъехала в сторону.
Впереди был большой коридор. Егор осторожно выглянул из двери. Никого не было. Он пошёл направо. Казалось, коридор начал сужаться. Становилось всё темнее и темнее. И только вдалеке была какая-то светящаяся штука. Когда Егор подошёл к ней, она оказалась дверью с неоновой красной посветкой и большими буквами с верху: C.G.P.
Егор вошёл в комнату и увидел какой-то аппарат. Он был в недоумении: ничего подобного он никогда не видел. Это была гигантская машина размером со школьный автобус. Внутри неё находился, по-видимому, электрогенератор, а снаружи была  приборная панель со множеством тумблеров, рычагов, переключателей, показателей уровня заряда и т.д. От генератора расходились антенны, видимо, для усиления электромагнитных волн. Но Егор не понимал, что это за волны и для чего предназначен этот аппарат. Выглядел он угрожающе.
— Пойду-ка я дальше, — решил Егор и открыл дверь в другом конце комнаты. Перед ним опять был черный коридор.
* * *
Дома у Ди было тепло и уютно. Как же хорошо в будущем! Маргарет просто влюбилась в джинсы и толстовку. Одежда здесь очень удобная! Даша села за плоскую раскладную штуковину и всю ночь объясняла Маргарет, как эта штука работает, что такое соцсети, интернет, как звонить по телефону, что с ней делали в больнице, что такое небоскрёб, и что Маргарет с него как-то упала.
В ответ Маргарет поведала ей историю  своей жизни. После рассказа ворона Дашу ничего не удивило. Потом они обе упали в постель.
На следующий день девочки проснулись поздно и решили заняться делом. Даша загуглила (так называется, когда что-то ищешь в интернете) «Где находится белый дом», но особо не надеялась, что вылезет что-то дельное.
И вдруг она наткнулась ВКонтакте на публикацию какого-то Егора. Он выложил такую же фотографию, как дал девочкам Ворон. Это совпадение их насторожило и испугало. Что-то здесь не чисто. И ещё какой-то странный человек оставил комментарий, что дом давно разрушен.
— Отлично! — воскликнула Даша — Это то, что нам нужно!
— А что такого в том, что этот дом разрушили?
— Это сильно упрощает поиск. В Москве не так много разрушенных домов. Нам теперь бы ещё узнать: в каком году его разрушили?
Даша тоже прокомментировала публикацию, и человек, который оставил первый комментарий, сразу ответил: «Приходите завтра в 13:25 на ул. Большая Полянка, д.63 и увидите всё своими глазами».
Ди выразилась так:
— Конечно, идти непонятно куда очень стрёмно, но что поделаешь, видно, по-другому тебя в прошлое отправить не получится.
— А любопытно ведь, что там. Чего тут бояться? Но знаешь, если бы ты не погибала, я бы в прошлое не отправилась. Мне здесь больше нравится, — вздохнула Маргарет.
На следующее утро Маргарет с Ди проснулись , проехали на метро до станции “Полянка” и вышли на улицу.
…И вот он — двухэтажный белый дом, наполовину разрушенный, с решётками на окнах, немного страшный. Вокруг никого.
— Думаю, это обычный розыгрыш, или, того хуже, маньяк нас сюда затащил, — стала ныть Даша.
— Только самый глупый маньяк потащит жертву в центр города! Не мели ерунды! Наверное, он просто опаздывает. Думаю всё-таки стоит зайти в этот дом, пошли!
И тут Даше пришло сообщение в мессенджер.
— Наверное, это тот тип! — воскликнула Даша.
Глядя на экран телефона, девочки открыли дверь, сделали шаг вперед… и провалились вниз.





Эверету семнадцать лет, но он уже многое повидал и многого достиг. Он ненавидит кошек, но вообще природу любит. Природу, спорт и силу. 
После долгой работы Эверет наконец выбрался на дачу и пошёл гулять. Он гулял весь день до вечера. С непривычки у него стали болеть ноги, и к тому же он понял, что заблудился. Домой он вернулся совсем разбитым и выяснил, что отключили свет.
Но тут на телефон ему пришло сообщение об отпуске на четыре недели и премии в 260000 тысяч рублей. Ему стало хорошо.
На следующий день начальник вызвал Эверета к себе и сказал, что тот очень помог компании и может поехать в отпуск. Но по каким-то дурацким новым правилам для этого нужна справка. Только сегодня звонили откуда-то сверху и велели отправлять сотрудников в отпуск только после посещения  поликлиники по адресу Проспект Мира, 26.
Эверет пошел в поликлинику. По дороге ему мерещились странные вещи: то почудилось, что пес, скрывшийся в подворотне, был обут в ботинки Martens, то показалось, что его преследует синица.
— Фух, — подумал Эверет. — Как же хорошо, что я поеду в отпуск!
Вот и нужный дом. Странный какой-то, совсем не похож на поликлинику. Трехэтажная стекляшка, а снаружи зеленый деревянный каркас. Эверет направился к двери. У двери уже стоял какой-то пацан и читал надписи на многочисленных табличках. У него были длинные черные волосы. Эверет терпеть не мог пацанов с длинными волосами. Охота делать из себя девчонок! Черноволосый обернулся и уставился на Эверета.  Они постояли, поглядели друг на друга.
— Ты заходишь или нет? — рявкнул Эверет.
Мальчишка взялся за ручку и открыл дверь. Один за другим они вошли внутрь.
* * *
Было семь часов вечера. Арт вышел из студии и направился к метро. Вспомнив, что забыл на столе свою коллекционную ручку, решил вернуться, но поскользнулся и упал.
– Быстрее, мы опаздываем. – дотронулся кто-то до его плеча.
– Куда опаздываем? – спросил Арт, потирая коленку и вглядываясь в темноту.
– В школу, – ответил незнакомец.
– В школу? – кругом было безлюдно и почему-то не горели фонари.
– Урок устройства электронных волшебных палочек начнётся через две минуты.
– Урок чего? – простонал Арт.
Тут незнакомый мальчик достал из кармана карандаш и взмахнул им. С неба ему в руки слетела звезда. Он держал её так, чтобы она осветила Арта. А он сам оставался в темноте. Но всё же в полумраке Арту удалось разглядеть, что мальчик был одет в зелёную мантию, на его руках были пурпурные перчатки, а на голове чёрная остроконечная шляпа.
-Пусть триста тысяч ворон клюнут меня в нос! – воскликнул мальчик в мантии. – Как я мог показаться на глаза человеку! Ударь меня ветка тиса по макушке! Теперь меня исключат из школы и в наказание во что-нибудь превратят! – он решительно повернул свою шляпу на голове против часовой стрелки и сказал, – Шесть часов двадцать пять минут назад!
Тут внутри шляпы что-то заскрипело, заскрежетало, как в часовом механизме. Пропела кукушка. – И Арт увидел, что снова стоит на пороге студии.
* * *
Лестница была вся в снегу. Не лестница, а горка. Кому пришло в голову построить переход через Четвертое кольцо в этом глухом месте? С одной стороны, Измайловский вернисаж, оживающий только по выходным, с другой стороны — промзона. Она-то, конечно, знала кому.
Чихай-на-здоровье всмотрелась в пластиковую трубу перехода. Всё облеплено снегом. Никакие водители ничего не увидят.
Такого снегопада, как в этом феврале, не было много лет. Она уж и не надеялась, что ей выпадет такое. Все твердят: «Как в детстве, как в детстве!» — как будто и в самом деле начинают что-то вспоминать.
Она сунула ногу в сугроб и нащупала первую ступеньку. Что там пишут в руководствах по самообороне? «Резко подпрыгните и ударьте нападающего лбом в нос»? «Со всей силы стукните его ногой под коленку»? Чихай-на-здоровье сомневалась, что такой трюк можно выкинуть без тренировки. Скажи кому-нибудь, что боишься встретить хулигана в безлюдном месте — никто не поверит. Все всегда забывают, что волшебники — тоже люди.
«Смотри за мной!» — подумала она, сворачивая в сырой полумрак. Старый белый пес, дремавший на зеленом матрасике в маленькой квартире на втором этаже пятиэтажки в километре от перехода, недовольно поднял голову.
Она шла по тускло освещенному проходу и мельком поглядывала на застекленные пролеты. Под ее взглядом они один за другим превращались в экраны. На каждом показывали свое кино.
Всё было в порядке. Темноволосый мальчик с мечтательными глазами стоит перед картиной Пластова. Девочка с пшеничными косами смотрит прямо перед собой расфокусированным взглядом и улыбается своим мыслям. Тоненькая лохматая девочка с ресницами на пол-лица склонилась над камнями и с восторгом разглядывает лишайники. Девочка в очках лежит, задрав ноги на спинку дивана, грызет печенье и читает «Хижину дяди Тома». Мальчик с длинными черными волосами лежит на льду, а рядом с ним стоит другой мальчик, в зеленой мантии и черной остроконечной шляпе.
— Это еще что за фокусы? — Она шагнула к экрану.
Оба мальчика были ей знакомы.
– Жалко исключать его, – подумала она и пошла дальше, посмотрев на часы.
– Час тридцать пять. Что Арт может делать на улице в такое время? – удивилась она. – А Ретам? Ему пора быть на занятиях.
-Ну, придётся… Всё равно вокруг никого, – Она достала свою волшебную палочку, – и через мгновение оказалась в центре Москвы в переулке Капранова.
Здесь находился Банк. Огромное здание, с черным отражающим покрытием. Прекрасным отражателем для портала. Люди и не догадывались, что ночью этот банк служил школой для юных волшебников.
В это время суток оно выглядело совсем по-другому. Высокое пятиэтажное здание, белокаменное, с красной крышей и золотыми рамами. Дверь из красного дерева. Над ней висела серебряная табличка с золотыми буквами: Школа Юных Волшебников. Основатель Априй Вендитский. Основана в шестом веке нашей эры. Первый директор – Андаканд Валарандойт с 542-635 год. Сейчас шёл по исчислению волшебников 2637 год.
Чихай-на-Здоровье была директором школы уже второй год.
-Я всё-таки опоздал,-терзался Ретам, тот самый мальчик в остроконечной шляпе. – Что же мне сказать, когда узнают? — Ответа на этот вопрос у него не было. Он открыл дверь в класс и вошёл.
– Не помню случая, что бы ты опаздывал, Ретам,- сказал учитель. – Садись!
Ретам сел за свою парту, достал новую электронную палочку. Но слушать не получалось. Мысль о неудачной встрече занимала его всего – от кончика остроконечной шляпы до носиков волшебных туфель.
Вдруг палочка Учителя зазвенела, – он извинился, дал всем задание и исчез.
– Ну, – подумал Ретам, – наверное на срочное собрание. – Похоже всем уже известно о моей встрече. Что же мне делать?
И действительно, Чихай-на-здоровье устроила срочное собрание.
– Один из наших учеников общался сегодня с человеком. Я хотела с вами посоветоваться, как с этим быть. – cказала Чихай-на-здоровье.
– Непременно исключить! Так требуют правила! – сказала учительница Зверинта Языкова, которая преподавала языки животных.
– Если он сознается и признает свою вину, мы его оставим, а если нет, то исключим. – сказал Батаникус Растенный, который преподавал Волшебную ботанику.
– Конечно, исключить, какие могут быть сомнения? – продолжал учитель Информатикус Электронтов, который преподавал Устройство электронных волшебных палочек. – А кто, кстати, это сделал? 
– Ретам. – ответила Чихай-на-здоровье.
– Вы уверены? – спросили все кроме Информатикуса Электронова.
А Информатикус сказал:
— Так вот почему он опоздал.
– Опоздал!?- удивились все.
– Вызвать его сюда! Быстро! – сказал завуч Вердант Эксалантов.
– Ретам! В учительскую! – зажужжало в ухе у Ретама.
Мальчик тут же встал и, поскольку его ещё не научили без порталов и других подобных приспособлений телепортироваться, он направился в учительскую, стараясь делать вид, словно нечего не знает.
– Ретам, с тобой не случилось ничего особенного? – поинтересовалась Чихай-на-здоровье.
– Нет. У меня всё в порядке, – ответил он.
– Тогда почему ты опоздал? – спросил Информатикус Электронтов.
– Я перепутал порталы. –сказал Ретам.
– Я вижу, что ты врёшь, – возмутилась Физиологна Психологнова. Она преподавала психологию всех живых существ.
– Лучше скажи правду. – сказал Батаникус Растенный.
– Тогда, может, тебя не так сильно накажут, – добавила Зверинта Языкова.
– По твоему поведению видно, что ты что-то от нас скрываешь. Скажи правду, –продолжала Физиологна Психологнова.
– Ретам, скажи правду. Ты сегодня общался с человеком? – спросила уже напрямую Чихай- на- здоровье.
– Нет, – ответил Ретам, пытаясь делать вид, что у него всё в порядке.
Так продолжалось минут двадцать. В итоге Ретам сознался.
Тогда его в конце концов отпустили с собрания. Он вышел в коридор, а учителям предстояло принять окончательное решение.
– Давайте проголосуем, что с ним сделать. – сказала Чихай-на-здоровье.
– Кто за то, чтобы мы его оставили? -продолжала волшебница. – В воздух поднялись только две руки. Её и Батаникуса Растенного.
– Хорошо. Мы его исключим. – сказала Чихай-на–здоровье.
Об этом быстро сообщили Ретаму. Он с горечью собрал все свои вещи и с красными глазами и распухшим носом направился к порталу, который отправит его домой. Всё это время он думал: “Что же я скажу родителям? Ведь без школы я не смогу стать волшебником. А без этого будет невозможна моя жизнь”.
Он  решил телепортироваться с помощью самого дальнего портала, чтобы оттянуть момент встречи с родителями. Наконец он доплелся до него и стал произносить нужное заклинание.
И тут его волшебная палочка зазвенела и из неё послышался голос Чихай -на–здоровье.
– Вы можете вернуться в школу.
– Вернуться? Почему вернуться? – недоумевал Ретам. Но его сердце порхало от счастья.
– А может, они решили, что это недостаточное наказание? – подумал он.
Сто тысяч кошек стали скрести его душу. И Ретам, влетел в школу, глядя себе под ноги, и врезался в Батаникуса Растенного.
– Поздравляю Вас, мой дорогой,- сказал он, ничуть не разозлившись.
– С чем?
– Узнайте у директора.
Чихай-на-здоровье уже успела подойти к ним.
– Ну, юный волшебник,- сказала она,-Открылись некоторые обстоятельства, которые позволят нам оставить Вас в школе.
– Обстоятельства! Какие? -искорки счастья вылетали из глаз Ретама, превращались в мыльные пузыри, и разлетались по коридору.
– Об этом Вам пока знать не обязательно. 
Поскольку учителя уже узнали о возвращении Ретама, никто не удивился, увидев его назавтра в школе.
День у Ретама выдался спокойный, без приключений.
Но с последнего урока, Волшебной химии, его неожиданно вызвали в кабинет Чихай-на-здоровье.
– Что я опять натворил? Пусть меня фениксы заклюют, – подумал Ретам.
– Ну, пришла пора тебе узнать, почему тебя не исключили из школы. – сурово сказала она. Ты должен отвести Арта, мальчика, которого встретил ночью, в серый дом.
– Ага, человека? Чтобы вы меня снова исключили! – неожиданно дерзко ответил Ретам.
– Никто тебя не исключит. Это возложенная на тебя миссия, – ответила Чихай- на здоровье.
– Как же я это сделаю?
— Ты же волшебник, – улыбнулась она.
* * * 
— Мы встречались с тобой уже, Арт, помнишь?- Ретам протянул руку мальчику.
Арту казалось, что он действительно уже где-то видел это лицо, но было ощущение, что скорее во сне, чем наяву.
– Меня послала к тебе Чихай-на-здоровье.-сказал Ретам.
– Кто-кто???????
— Эээ… Не важно. Главное, запомни: тебе нужно прямо сейчас пойти по адресу Проспект Мира, 26. Это зеленый дом. Вход в него с Грохольского переулка. Зайдешь туда и попадешь в Серый дом.
— Так в зеленый или в серый?
— Войдешь в зеленый, попадешь в серый. Долго объяснять. Главное — войди в дом. Тебе нужно найти синроблотопрабу… Ладно, сам разберешься. — И Ретам дунул в лицо Арту.
Арт повернулся и, как загипнотизированный, спустился в метро. Доехал до станции «Проспект Мира», вышел на улицу и завернул в Грохольский переулок. Вот и зеленый дом. Арт немного постоял перед дверью, как будто в оцепенении.
— Ты заходишь или нет? — раздался сзади сердитый голос. Перед ним стоял здоровый парень со светлыми волосами. Арт молча взялся за ручку и открыл дверь.
Сразу за дверью был лифт. Арт с Эверетом зашли в кабину и нажали на кнопку.
Двери закрылись, но лифт не тронулся с места.
Оба очень удивились и испугались.
– Что нам делать? – спросил Арт.
– Не знаю. – ответил Эверест.
— Что же ты ждёшь? Надо что-то придумывать! Давай попрыгаем, может, тогда двери откроются?
— Я уже однажды попрыгал в лифте во время службы во Французском Иностранном Легионе. Это чуть ли не закончилось бедой.
— Ты знаешь, как устроен лифт? Может мы сможем отвинтить крышку и выбраться наружу?
– Нет. Я этого не знаю. И даже если бы я знал, то сам подумай вот выберемся мы наружу и дальше что? – спросил Эверет.
– Тогда бы мы схватились за тросы и стали карабкаться.- сказал Арт, — Давай попробуем как-то отвинтить крышку.
Они отвинтили крышку и полезли. Когда мальчики были на середине пути, Арт не удержался на тросе и стал падать. Эверес, который полз ниже схватил Арта за руку.
Но ползти и держать Арта он не мог. Мальчики лихорадочно соображали, что делать. Но придумать ничего не удавалось.
Вскоре Эверетстал чувствовать, что…
— Я больше не могу держаться. – и оба мальчика полетели вниз..
Вдруг что-то подбросило их вверх, и они оказались внутри шахты на крыше кабинки у дверей лифта на третьем этаже.
Теперь им нужно было решить, как открыть дверь. Но двери распахнулись сами собой. Оба мальчика от удивления чуть не свалилсь обратно в шахту.
Переглянувшись и нервно расмеявшись, они высунулись из лифта и осмотрелись. Коридор был пустым и темным.
– Тебе не кажется всё это очень странным? -спросил Арт.
– Кажется. Но вообще всё сегодня какое-то слишком странное.
Они сделали шаг вперед, споткнулись обо что-то и свалились на пол.

“И вновь этот жгучий свет”, — подумала Джейн.
Она снова очнулась в клетке для подопытных, в которой провела всю жизнь . Высоко было маленькое окно, которое еле-еле пропускало свет и воздух. 
Джейн 13 лет. У неё нет родителей, она родилась в капсуле для выведения мутантов. Эксперименты часто проваливались, и Джейн стала единственной, кто выжил.
Вкусная еда и уколы, после которых засыпаешь. Из этого состояла вся ее жизнь. Джейн понимала, что никогда не выберется из этого жуткого места, потому что замки были электронные.
 
Этот день начался как обычно: завтрак, иглы, сон. Джейн проснулась вечером очень сонная от криков в коридоре. Судя по всему, вырубило электричество. Джейн потянулась к выключателю настольной лампы. Прикоснулась к нему и… ее стукнуло током. На секунду Джейн как будто оказалась в параллельном пространстве. Она увидела каких-то подростков, странную кошку и…лису, что ли? И услышала голос: “Беги,  как только будет возможность.”
Джейн очнулась. Она тихонько подошла к двери и нажала на ручку. Дверь открылась. Значит, электричество всё еще не работает. Охранников за дверью не было. Коридор был темный, но вдали был виден свет. Джейн на цыпочках побежала на свет. Это была еще одна дверь, на улицу. Джейн выбежала из нее и встала как вкопанная. Вокруг было так красиво! Словно постелили разукрашенный яркими красками ковер. Джейн никогда не видела такой красоты. Ей хотелось стоять и разглядывать всё вокруг. Но вдруг она  опомнилась, кинулась к пожарной лестнице и стала забираться наверх. Она и сама не понимала, что делает. Она долезла до верхнего этажа. Куда же дальше? Комната за ближайшим окном показалась ей очень  милой.  Джейн забралась на балкон и вошла в комнату.
Тут стоял жуткий запах медикаментов. Девочка понимала, что задерживаться не стоит, но ноги её не слушали. От уколов всегда очень хотелось спать.  Она решила немного вздремнуть. Ей  приснился неясный силуэт какой-то рыжей девочки, красная лиса, мальчик рядом с экранами, еще одна девочка, странно одетая, и еще одна, тараторящая что-то непонятное, потом она увидела какой-то странный огромный механизм и опять услышала голос: “Ты должна прийти к ним!”
Когда Джейн проснулась, ей стало не по себе. Уж очень странный сон. Она понимала, что надо двигаться дальше, но была не в состоянии думать и действовать последовательно. Она вышла на балкончик и увидела рядом невысокое здание на которое можно было спрыгнуть.
Она уже перенесла одну ногу через ограду, но тут в комнату вошли люди в белых халатах. Они увидели девочку и кинулись к ней. Джейн повисла на руках и спрыгнула на балкон нижнего этажа. Она услышала, как кто-то говорит: “Включай тревогу, сбежала девчонка, которая может подражать любому голосу”.
* * *
Кто я ?.. Помню только слово «тринадцать». Тринадцать.. Кто я ? – девочка открыла глаза. Вокруг неё были белые стены, белые шкафчики, белый диван. Кровать, на которой она лежала, тоже была белой. Правда всё было расплывчатым, но эта белизна всё равно резала глаза. В комнату вошли двое. Они заметили, что девочка проснулась, склонились над ней и… Темнота.
Когда она очнулась, была ночь. Девочка поднялась на кровати и оглянулась, это была уже другая комната. Тут было уютней: маленькое окошко, деревянный шкафчик и стул, в углу потёртый письменный стол, стены приятного бежевого цвета, курчавый коврик и жестковатая кроватка. Она встала и подошла к окну. Это был предпоследний этаж. Ей хотелось рассмотреть всё получше, но сил у неё хватило ненадолго, и она так и заснула на курчавом ковре.

Она проснулась, когда к ней в комнату зашёл человек в белом халате, грубо схватил её за руку и потащил куда-то. Коридоры, повороты и опять повороты и коридоры. Они шли примерно десять минут. Дошли до белой двери. Человек открыл дверь, кинул девочку внутрь и закрыл за ней дверь. Она оказалась в довольно большом помещении. Где-то противно медленно тикали часы.
— Ну здравствуй, Кристина Теодор! – раздался голос из глубины зала. Девочка вздрогнула.
— Да, да. Точно. Меня зовут Кристина… – пробормотала она – Здравствуйте. А вы кто ? И где вы ?
— Я доктор Мортон, великий и ужасный, хе-хе.
— А я… Я Кристина Теодор.
— Эээээ… Я знаю. Так вот, ты мне нужна по делу.
— Что вам надо?
— Ты лежала в коме около трех лет. И возможно, ты что-то знаешь. Важное. На тему одной машины. Интересные зацепки… Вроде того, что кто-нибудь ищет эту машину…
— Ммм… – Кристина заколебалась – нет, наверное.
— Хорошо… сейчас не говоришь, потом скажешь. Охрана ! Уведите её к себе в комнату!
И её увела та же жёсткая рука.
 
 
* * *
Кристина проснулась посреди ночи. Хоть она очень устала и пока ещё не пришла в норму после комы, ей не спалось . Она всё думала о тех людях , которых она видела утром .
-Что это было ? Галлюцинации? Я схожу с ума ?
Через некоторое время она решила выйти и проверить наличие «странного общества» ( так она его назвала). Кристина вышла. Опять. Странные люди в разноцветных халатах .
-Эй ! Кристина ! – крикнула какая-то дама . – Ты тут ! Мы так рады !
-Привет… Я … Стоп ! А кто ВЫ такие ?
-Мы – твои фантазии . Будем помогать тебе в трудные минуты, может, подсказывать что-нибудь! Твоя мама рассказывала тебе о нас и ты играла с нами!
-Поня … – все пропали .
-Тно ,- огорчённо закончила Кристина. Вдали раздались шаги. Только не шаги охранника, а какие-то другие, более легкие. Теперь понятно почему все пропали: её мозг подсознательно понял , что кто-то идёт, и «выключил» воображение.
-Эй !
Кристина вздрогнула .
-Ты кто? Отвечай !
-Эм. Я девочка. Лежала в коме 5 лет! И кстати привет! Меня зовут Кристина. Приятно познакомится!
-Мммм. А меня зовут Джейн .
-Слышишь? Кто-то идёт !
-Это охранник !
Из-за поворота показался охранник. Его номер блестел в свете полной луны. 
-Привет, приятель! – неожиданно заговорила Джейн грубым голосом. Кристине на миг показалось, что рядом с ней стоит другой охранник , а никакая не Джейн. – Я веду её обратно в комнату. Выбежала посреди ночи в коридор, что за двечонка! Пошли!
-Да уж, возни с ними… – пробубнил другой охранник и скрылся за углом.
-Ого ! Как ты это сделала ? – спросила Кристина .
-Потом объясню ! – ответила Джейн.  Нам надо как можно скорее найти этих детей и животных.
Кристина задумчиво посмотрела на Джейн. 
— Да, — сказала она, — да, я, кажется, знаю, о чем ты говоришь… Тринадцать…
Она взяла Джейн за руку и шагнула сквозь стену.
* * *
«У меня есть исследование. Важное исследование. Возможно, если я добьюсь успеха, мы сможем узнать разные сокрытые от нас стороны кошачьего разума», — вещал ученый в прямом эфире. В комнате было много компьютеров и проводов. На полочке в террариуме заинтересованная происходящим змея высунула морду, преисполненную любопытства. На руках у ученого лежала очень милая кошка. За компьютером сидел другой научный сотрудник того же университета. К кошке аккуратно прикрепили датчики, чтобы не поранить, и стали смотреть. Сначала всё было нормально. Ученый чуть ли не прыгал от восторга. Но вдруг кошка начала играть с проводами, и оголенный провод от ее укуса поменял электрические импульсы.
Дальше произошло нечто странное. Оператор выронил камеру. Змея начала обрастать шерстью, а у кошки появилась чешуя. И тут киска выпуталась из проводов, нажала кнопку «выключить» у самого главного процессора, после чего научный сотрудник, растерянно замяукал и стал чесать когти об диван. Кошка в это время подошла к камере, сказала: «Прямая трнсляция отменяется.» И вышла во двор.
Там она встряхнулась, выкинув из головы научные мысли, и, не задумываясь, пошла тем маршрутом, которым учёный ходил  к метро. В метро, как ни пыталась кошка, она не смогла приложить билет к валидатору. Вздохнув, она пролезла под турникетом, и вдруг в зеркале, висящем на сумочке дамы впереди, увидела своё отражение. Она поморгала, вытаращила глаза и почувствовала сжатость и неувереность. Сделав шаг вперёд и поняла, как её зовут. «Гликерия, моё имя — Гликерия» Она подумала: «Возможно, если я сделаю ещё один шаг, то я пойму что-то ещё.» Но сделав этот шаг, Гликерия, взвизгнув, полетела в пустоту. Будушее, прошлое, рыжий хвост лисы, тоннель ведуший в никуда, огромная комната, всё это замелькало перед взглядом летящей Гликерии.
Очнулась она от удара по голове. Первое, что она увидела, был тот самый бесконечный корридор. Протянув лапу, она уперлась в стену. «Тупик…» — пронеслось у неё в голове. Но тут стена отодвинулась и она увидела кучку людей, стояших в центре большой комнаты.

ЗА ГРИБОЧКАМИ
Почему-то, когда Уля идет в лес, начинает дуть слабый ветерок. Из-за него птицы летят медленней. Для охотников это очень удобный момент, чтобы подстрелить несколько птиц, а для птиц это очень удобный момент, чтобы улететь, но сегодня ветра не было…
Уля, как обычно, шла по лесной тропинке, которая вела к речке. Почти спустившись к знакомой ей прозрачной воде, она на секунду закрыла глаза, чтобы почувствовать слабый ветерок, услышать взмах крыльев птиц, шаги охотника и резкий выстрел. Никогда не знаешь, попал охотник или нет… Но Уля не услышала ни взмаха, ни шагов, ни выстрела. Она открыла глаза, оглянулась по сторонам и увидела лесника, который рубил ее любимые сосенки. Из пятнадцати их осталось тринадцать!
 * * * 
– Смотри, – сказал лесник. – Грибы!
– Где?! – спросил Вова
– Вот, целая поляна.
И правда, тут было полно грибов. Странные какие-то, подумал Вова: не то рыжики, не то сыроежки, не то даже шампиньоны.
С минуту они оглядывали поляну. Вокруг нее росли сосны, а в середине был старый пень. Стали собирать грибы. Когда корзины наполнились, лесник сказал:
–  Пойдем теперь дров наколем.
Он взял топор и пошел к соснам. Но не успел он срубить и трех деревьев, как раздался голос:
-Эй, что это вы делаете?!
Это сказала девочка.
Вова сказал:
– Привет. Как тебя зовут?
– Уля. Не рубите деревья, не смейте!
Они разговорились. Уля рассказала о странном исчезновении ветра.
— Да, – сказал Вова – А ведь верно, где ветер?
И вдруг им обоим страшно захотелось есть.
Лесник, который перестал рубить сосны и искоса наблюдал за детьми, предложил:
— А вы грибочков попробуйте! Хороши грибочки, такие и сырыми можно есть. Посолите только, — и он протянул Вове спичечный коробок, наполненный крупной солью.
“Сырые грибы, хм. Не знала, что можно грибы можно есть сырыми,  — подумала Уля. — Но лесник, наверное, лучше знает, на то он и лесник”.
Они с Вовой  взяли по грибу. Темно-розовые шляпки, на ножке оборочка. И на шляпке как будто что-то не то написано, не то нарисовано. Уля посыпала на гриб соли и откусила кусочек.
Вова последовал ее примеру и…. тут его куда то потащило. «Куда я попал?» — подумал Вова.
— Лесник, Уля! – крикнул он, но ответа не было. Лишь ухали совы в кроне дерева, ухали совы…
Когда Вова открыл глаза, он увидел, что проснулся в лесу. В темной далекой тайге. Как он здесь очутился?
“Каждый человек хотя бы раз в жизни должен ощутить прикосновение природы, а иначе этот человек – не человек”,  — подумал Вова совсем некстати. 
В кустах что-то шуршало, в сером небе, затянутом тучами, виднелись силуэты хищных птиц, которые, верно, на кого-то охотились. Вдалеке слышался чей-то голос. «Может, это Уля или лесник?» — подумал Вова. Он побежал в ту сторону, где слышались голоса.
Вова бежал и бежал. Наконец он увидел какой-то огонек. Вова побежал к нему, но во что-то врезался. В какой-то невидимый предмет. Он нащупал на этом предмете кнопочку  и нажал на нее. Перед ним появилась панель управления. Вова зачем-то пересчитал кнопки. Их двенадцать.
— Счастливое число! — подумал он и нажал первую попавшуюся. В воздухе возник экран, на котором был виден какой-то человек с синим фонариком. Мальчик стал нажимать на остальные кнопки, и при каждом нажатии перед ним высвечивался новый человек. Но вот Вова нажимает последнюю кнопку и видит самого себя. Вова машет рукой и изображение тоже. «Это какая-то слежка», — подумал Вова. И услышал чей-то голос за спиной:
– Эй, вон еще один выживший!
Вова обернулся. И увидел на опушке трех человек в белых халатах. Они бежали к нему. Неподходящая одежда для тайги! “Всё это очень странно, — подумал Вова, — но  лучше держаться вместе, чем одному”. И побежал им навстречу.
Но он не успел добежать. Путь ему преградила огромная собака в кроссовках. Вова испугался, но смело сказал: – Здравствуйте, что вам нужно?
Собака отвечала: – Привет! Меня зовут Грапушок. В этом мире творятся беспорядки. Еще чуть-чуть, и он совсем развалится. Надо что-то делать. 
— Но что? — спросил Вова. Он помнил из книги о редких видах животных, что их надо воспринимать всерьез. — Что я могу сделать?
— Прежде всего, запомни, что ты здесь видел, — ответил пёс. — Это не сон! Кстати, не хочешь ли ты вернуться обратно?
У Вовы перехватило дыхание от радости. Наконец-то эти странные приключения кончатся!
– Конечно, хочу!
– Для этого, – отвечала собака – тебе надо ответить на шесть вопросов. Три из них нужны, чтобы правильно определить твое время, а остальные три – это как экзамен, чтобы пройти в твой мир.
– Но где эти врата в мой мир? – спросил Вова.
– Совсем недалеко, но они скрыты. Вот что нужно, чтобы они открылись. Найди в лесу любой дуб, стукни по нему три раза и скажи: «Дубос вратос». И собака растаяла в воздухе вместе с кедами.
Вова направился к ближайшему дубу. Стукнул по нему три раза и сказал «Дубос вратос».
И что же? Могучее дерево раздвинулось посередине и из проема показался маленький человечек с ружьем, в шляпке от желудя.
– Стой, – прозвучал его звонкий и даже резкий голосок. — Тот, кто хочет пройти в верхний мир, должен ответить на шесть вопросов.
– Задавай, их, – сказал Вова.
– Хорошо, вот три контрольных вопроса: Что на свете жирнее всего? Что на свете быстрее всего? И что на свете сильнее всего?
Хорошо, что Вова читал эту сказку! Он смело ответил на три вопроса:
— Жирнее всего земля, все она дарит, и даже этот дуб она подарила!
– Верно, это земля. Ну а что сильнее всего?
– Сильнее всего вода. Она камень пробивает, даже рука не сможет удержать ее.
– Верно, вода. А что всего быстрее?
– Мысль, она за миг весь мир облетает.
– Да, это мысль! Теперь переходим к вопросам, определяющим твое местоположение во времени. Сколько тебе лет?
– Одиннадцать, вот-вот будет двенадцать.
– Из какого года тебя выбросило в этот мир?
– Из тысяча восемнадцатого, – сказал Вова. Он хотел сказать “две тысячи”, но случайно получилась тысяча.
– До нашей эры? Или нашей эры?
– Нашей эры, – ответил Вова, — но…
– Хорошо, проходи!
Стражник дуба отступил на шаг, и Вова оказался на опушке леса, около церкви и деревни. Никаких машин, трамваев.
– Я хотел сказать две тысячи восемнадцатый!
– Слово не воробей, вылетит – не поймаешь! – раздался сзади хохот стражника дуба.
— Надо ж было так ошибиться с годом! – подумал раздосадованный Вова. — Ничего не поделаешь, нужно искать ночлег!
***
Вова пошел в деревню. Он постучался в крайний дом. Изнутри послышался скрипучий голос: «Чего надо?». Но Вова не понял, поскольку не знал древнерусского. Но все равно по интонации он догадался, что мог сказать хозяин. Он постучался еще раз. Хозяин чуть-чуть приоткрыл ставень и тут же закрыл его.
Тогда Вова пошел к деревянной церкви и постучался в боковую дверь. В то время в церкви был пророк Братислав, он только недавно стал христианином и был чуть-чуть язычником. Он подумал:  – Кто стучится в такой поздний час?». Сторож? Вряд ли? Батюшка? У себя дома молится. Пойду, посмотрю.
Он открыл дверь, да так и замер:
— Т-ты? – только и мог сказать он.
“Наверно, он удивился, как я одет”, – подумал Вова.
– Я тебя знаю, тебя зовут Владимир, а фамилия твоя Занадворнов, нет Занадворов. Пойдем-ка со мной!
И Братислав повел Вову к маленькому домику, стоявшему у церкви. Они вошли.
В центре стоял стол, на нем,  чаша с водой, а рядом лежали перстни.
– Откуда вы меня знаете? — спросил Вова.
– Возьми перстень, брось его в воду и узнаешь ответы на все вопросы.
Вова взял перстень и аккуратно бросил в воду, чтоб не было брызг. На воде появились отражения. Сначала Вова увидел себя, потом почему-то взволнованную лису, которую держала синица. Дальше вода показала  лежащего на льду мальчика, над которым стол другой мальчик в шляпе. Потом Вова увидел какую-то бледную девочку, которая шла по коридору, затем парня, который смотрел в телефон. Изображения сменяли одно другое. Странный зверь, похожий на кошку с по-человечески выразительной мордой. Мальчишка с хохолком покупает в магазине помидоры. Потом в воде ярко засияла голубая звезда, и Вове пришлось на миг зажмуриться. Звезду сменила женщина в синем плаще с капюшоном. Такие капюшоны только на старых картинах и увидишь. Женщина подмигнула Братиславу. И Вова опять увидел свое отражение.
– Расскажи мне о месте, в котором ты живешь,  – попросил Братислав-пророк.  И Вова начал длинный рассказ о Москве. О том, как шумят машины на дорогах, о театрах и цирках, где устраивают комедии и шоу. О красивых бульварах, где можно было расслабиться и спрятаться в тень от летнего палящего солнца. О том, как все по утрам спешат на работу, а вечером – домой. О красивых галереях и грандиозных музеях. О прохладных магазинах, где продают цветы. О тихих переулочках в центре Москвы, о звездах на Кремле, о красивых старинных площадях. О высотных домах, которые окружают его дом. О парке за домом с велосипедными дорожками. И о том, что Москва стала очень большой, и продолжает расти. О дворовых стадионах, где мальчишки устраивают матчи. О травмпункте на улице Полянка, куда его возили со сломанной рукой.
Вова говорил и говорил, и ему даже в голову не приходило, что его дом спустя тысячу лет будет стоять на месте хижину пророка Братислава.
***
Ранним утром из маленького домика у церкви вышел какой-то юноша, с виду ничем не примечательный. Он был в лаптях, в льняной рубашке.  Вокруг его головы была обвязана красная лента. В руках он держал калиту, набитую разными полезными вещами, которые могли бы пригодиться в пути. Он шел в строну леса, смотрел вперед и был очень сосредоточен. Из-за раннего часа никто его не заметил. Никто, кроме синицы.
В полдень странник устроил привал рядом с маленькой речушкой. Он достал из сумки кусок каравая, присыпал солью и только собрался откусить, как к нему подлетела синица. Она уселась совсем близко и посмотрела ему в глаза. Странно! Синицы так себя не ведут. Юноша посыпал птичке крошек. Птица поклевала их, а потом заговорила человеческим голосом.
– Меня сюда послал Грапушок, – сказала она. — Хватит тебе прохлаждаться в прошлом. Твоя подруга превратилась в лису, а в Сером Доме творится зло. Ты должен помочь своим друзьям.
– Каким друзьям? – спросил Вова (а это был именно он).
– Тем, которых ты видел в чаше!
– Они мне вовсе не друзья, я их не знаю, – ответил Вова.
– Не знаешь — узнаешь! — отрезала синица. — У нас мало времени! Быстро делай дубовый портал. Но вместо ответа до нашей эры или после скажи «Мир животных».
Вова нашел дубок и сделал все, как ему велела синица. Он шагнул в дуб и оказался в фантастическом месте. Львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки — Вова вертел головой и не мог пересчитать всех животных, двигавшихся вокруг него по огромной долине. Рядом текла река. В ее водах были видны молчаливые рыбы. Морские звезды грелись на песке. 
— Туда тебе, туда! — Вова обернулся и увидел ирландского сеттера. Синие кросовки “Adidas” отлично подходили к его рыжей шерсти. Сеттер подтолкнул Вову носом к тоннелю в скале.
Вова нерешительно сделал шаг, пес толкнул его носом в спину и пролаял: “Серый дом”. И Вова куда-то полетел в темноте. Он переворачивался в воздухе, как будто кувыркался или делал сальто. Это было очень страшно. Вова пытался перестать крутится, и наконец ему это удалось. Теперь он летел головой вперед, вытянув руки перед собой. “Похоже на затянувшийся прыжок в воду”, — подумал Вова. И тут в него что-то врезалось.

Уля не заметила исчезновения Вовы. Ей было не до того. Откусив гриб, она почувствовала, что все вокруг нее становится больше и выше, чем раньше. Через несколько секунд движение остановилось. Теперь ее глаза находились на уровне пенька. Уля огляделась по сторонам и увидела позади красный лисий хвост. Скосила глаза и увидела черненький маленький носик. Она покрутилась на месте.
— Я лиса! – крикнула Уля, но вместо фразы послышался лай.
Лисичка увидела бабочку и побежала за ней. Она бежала за бабочкой долго и под конец совсем выбилась из сил, но останавливаться не хотела.
— Все! -пролаяла Уля. – Я больше не Ульяна! Я… Красная Лиса!
Вдруг Красная Лиса увидела людей. Она остановилась и сжалась в клубочек.
-Ой! Лисичка! – крикнул кто-то и побежал к Красной Лисе.
Чьи-то теплые руки взяли лису и прижали к пушистому свитеру.
-Брось! Она может быть заразная!-послышался мальчишеский голос.
-Да ладно, посмотри, какая это милая лисичка!-ответила девочка, державшая Улю на руках.
-Кто вы?-пролаяла Красная Лиса, но ее никто не понял.
-Возьмем ее?-спросила девочка.
-Я подумаю.А пока давайте устроим здесь лагерь и заночуем.
Красную Лису положили в коробку со всяким тряпьем. Люди разожгли костер и стали петь под гитару. Лиса задремала.
Вдруг на стенку коробки села синица. Она заговорила:
-Лисица, я расскажу тебе о твоем даре. Ты можешь превращаться в разных лис, малых и больших, — не только в эту. Когда ты достигнешь последней стадии, ты можешь умереть. Пятьдесят на пятьдесят. Прости за все…- и синица со всей силы толкнула коробку с Красной Лисой в огромный овраг, который как будто появился из ниоткуда. Лиса не понимала, что происходит. Наконец ее красная шерстка коснулась земли и маленькая головка задрожала от боли. Передняя правая лапа жутко заболела, а задние лапы вообще онемели.
Через пять часов забытья лиса увидела вдалеке фигуры людей и мальчика около какой то панели. Вова! Красная Лиса попыталась встать, но лапы ее не слушались. Вдруг появилась та жа синица, которая столкнула ее в пропасть. Она взяла ничего не понимающую лису за хвост и понесла. Они долго летели, но наконец опустились на землю. Красная Лиса огляделась по сторонам и увидела множество лис.
-Это не твои сородичи, — сказала синица. – Они только внешне на тебя похожи. Они не знали, не знают и не будут знать о тебе. Но зато ты будешь счастлива. Я проведу тебя к твоей норе.
Птица и лисица пошли к норе.
-Прыгай внутрь и попадешь к себе в логово.
Красной Лисе было непривычно прыгать в землю, но она сощурилась и прыгнула. И оказалась в огромном помещении. Оно было не похоже на лисью нору, тут была мебель. На столе лежала огромная куча конфет. Лиса быстро обустроилась в новом месте. Она была счастлива, как и обещала синица.
* * *
Красная Лиса лежала на своем привычном месте – на пуфике, стоящем в тени. Она размышляла, что будет делать сегодня: «Поесть конфет… Нет, я их уже ела сегодня утром, больше не лезет… Побегать в саду… Нет, не хочется…». Кто бы мог подумать, что счастливая жизнь такая скучная!
Вдруг на жердочку около окна села знакомая лисе синица.
— Лиса! Ты срочно должна пойти в тот лес, откуда я забрала тебя.
— Но зачем?- удивилась Красная Лиса.
— Некогда объяснять!- и синица опять взяла ничего не понимающую лисицу за хвост и полетела.
«Дежавю какое-то», — подумала Красная Лиса с досадой. Висеть на хвосте ей совсем не нравилось. Они опять долго летели и приземлились около овраг, в который упала Лиса. Огромные сосны, красный ручей и какая-то панель вдалеке.
-Ты должна присоединиться к друзьям,- сказала синица.
-К каким еще друзьям? Ты сама говорила, что никто меня не знает и не будет знать!- горячилась Красная Лиса.
– Да я не про этих недотеп лис… Ты должна присоединиться к своим будущим друзьям!
— Будущим? Откуда ты знаешь, кто будет моими друзьями?
— Ну это же очевидно, детка, – сказала синица и полетела в сторону панели.
Красная Лиса побежала за ней только из-за того, что ее заинтриговала эта история.
-О боже!-вскрикнула синица. Лиса подошла ближе и увидела панель. Все экраны на панели были разбиты и за ними были видны красные кресты.
-Придется тебе отправиться в другое путешествие, -сказала синица.
-Постой, постой.- сказала Красная Лиса.- Куда это мы идем?
-Не мы, а ты.
-Я?- спросила Лиса.- Что бы это ни было, я никуда не пойду.
-Ты не хочешь спасти мир?!- с гневом спросила синица.
– Никого я не хочу спасать! Мне и одной хорошо!
– Я убью тебя, – спокойно сказала синица.
– Что?
– Что слышала, – и Красная Лиса почувствовала сильную боль в горле.
-Если ты не одумаешься, будет сама знаешь что.
И Красная Лиса очутилась в какой-то камере. Кирпичные стены, железные решетки на окне, лужи на полу. За решеткой Лиса увидела синицу. Птица сказала:
-Пока я готовлюсь к отправке – сиди тут, – и скрылась из виду.
Камера была почти пустой и казалась еще более пустой, так как она была огромная. На стене висели фотографии. На первой были семь девочек, включая и саму Лису, когда она была еще Улей. Пшеничные косы, задумчивый взгляд куда-то мимо фотографа… «Как меня могли сфотографировать с людьми, которых я никогда не видела?»- подумала Красная Лиса.
На слеующей фотографии были пять мальчиков. Лиса узнала Вову. «Интересно, а он знает остальных?».
Со следующей фотографии на Лису смотрела незнакомая женщина в синей мантии. Она казалось доброй, об этом говорили морщинки около глаз, но Лисе всё равно стало не по себе: ей показалось, что женщина, глядя на нее, чуть улыбнулась. Красная Лиса протянула лапку к фотографии, но сразу почувствовала сильную боль в горле. Она упала на пол. Последней ее мыслью было: «Интересно, что сейчас делает Вова?»…
Отправка через 10,9, 8,7,6,5,4,3,2,1…
* * *
Красная Лиса спокойно спала в своей камере. Раздался звонок. Лиса сразу же очнулась: звонок значит, что пора вставать. На Лисичку смотрели уже привычные кирпичные стены. Прямо у себя в ухе она услышала голос синицы:
Через пять минут я буду готова к снижению. Слушай меня внимательно…
«Мы летим?»- подумала Красная Лиса.
— Во-первых, — продолжила синица, – Ты ни разу не просила меня превратить тебя обратно в человека. Почему?
— Мне было плохо среди людей… – сказала Лиса.
Синица помолчала.
— Всё равно запомни: чтобы превратиться в человека, ты должна сказать «Хвост уйди, лицо мое яви». Попробуй прямо сейчас.
Красная Лиса послушно пролаяла: «Хвост уйди, лицо мое яви». Всё вокруг задвигалось, а потом остановилосьч. Ульяна посмотрела на свои руки и увидела человеческие ладони.
— Получилось? Теперь превратись обратно в лису. Скажи: «Хвост появись, мордочка явись.»
Уля оглянуться не успела, как опять сделалась Лисой.
— Во вторых, – продолжила синица, – чтобы двигаться по стадиям, ты тоже должна сказать несколько слов, но пока я скажу какие у тебя есть стадии. Первая – на которой ты. Вторая – чуть больше, чем ты, и рыжее. Третья – белая лиса. Четвертая — большая красная лиса. И наконец пятая стадия — огромная рыжая лиса.
Еще есть дополнительные стадии: фенек, кицунэ и девятихвостый лис. И самая последняя стадия – неизвестная. Переключаясь на нее, можно умереть, а можно остаться в живых. Пятьдесят на пятьдесят.
Переключаться легко. Чтобы перейти на вторую стадию, говоришь: « Превращение на вторую», — если хочешь перейти на третью, говоришь: “Превращение на третью», — хочешь стать феньком, скажи: «Превращение на фенька». Поняла?
— Вроде да.- сказала Лиса. И пролаяла: «Превращение на кицунэ». Она стала расти и расти, пока не заполнила всю камеру.
— Эээ… Синица, а кто такой кицунэ?
— Кицунэ – это японские мифические лисы, посланные на Землю богиней плодородия. Кицунэ белого цвета, а на шерсти у них красные узоры. Тебе этого хватит?
— Достаточно.А что могут делать кицунэ?
— Ты что, никогда не читала японских сказок?
— Нет.
— Ну хотя бы «Акико»?
— Не-а.
— Ох, ну и дети пошли… В японской мифологии кицунэ могли менять облик лисы на красивую девушку. Вообще, кицунэ страшные снаружи, добрые внутри. Могут наказать, а могут помочь. Знала я одну кицунэ. Ничего так была…
— А где она сейчас? -спросила Лиса.
— Люди убили ее…
— А…Понятно…
Лисе было непривычно с тремя хвостами, она уже привыкла к одному.
— То есть- сказала Лиса- Я могу, как эти кицунэ, превратиться в девушку? Не в Улю, в другую?
— Да, но не советую тебе этого делать сейчас. Кицунэ тренируются много лет,чтобы научиться превращаться в девушек. А теперь закончим разговор, так как я уже как пять минут назад приземлилась, – сказала синица.
— Но куда?
— Сейчас все сама увидишь.
Как по щелку пальцев, Кицунэ оказалась совсем в другом месте. Она увидела огромное множество животных. Вдалеке в горах видны какие-то тоннели. Посмотришь направо- из тоннеля выходят толпы оленей, посмотришь налево- из тоннеля выходят толпы медведей. То там, то здесь ходят единороги, ежи, лошади, коровы, собаки, кошки, те же кицунэ, пролетают изредка драконы, прыгают кролики, пробегают гепарды, леопарды, пантеры, львы, тигры, лисы, проходят слоны, мамонты, волки, зайцы, пролетают совы, соколы, ястребы,орлы, коршуны, гордо шагают черепахи, благородные олени, лоси, козы, свиньи.
— Каждое животное хотя бы раз было в этом месте, – рассказывала синица. – Чаще всего его называют просто переходник или пешеходник. Это самый короткий путь между далекими друг от друга местами. Вот, видишь из правого тоннеля выходит олень? Он поворачивает налево и идет в другой тоннель. Только что он был на альпийском лугу, а теперь он уже в сибирской тайге. Животные знают про это место, но люди сюда почти никогда не попадают.
Кицунэ заметила странную собаку в кроссовках. «Какая марка? Хотелось бы поносить… А… Адидас. Я бы и сама купила”.
Тебе надо найти тоннель в Серый Дом!- сказала синица и потащила Кицунэ в толпу зверей.
Они никак не могли протолкнуться сквозь носорогов. Наконец они дошли до туннеля. Синица сказала Лисе:
— Если что, пароль СИНИЦА ТАК СКАЗАЛА. С богом.- она толкнула Кицунэ в спину и крикнула: — Серый дом!
Кицунэ летела в черном тоннеле. Она еще не успела ни о чем подумать, как впереди показался красный свет. И тут она почувствовала, что в кого-то врезалась…



Вова с Лисой кубарем покатились по коридору и чуть не врезались в дверь, по периметру которой горели красные лампочки. Лиса вскочила на лапки, встряхнулась и увидела Вову. Он смотрел на нее как на какого-то монстра. Лиса  быстро сказала: «Хвост уйди, лицо мое яви». И  Вова увидел обычную Улю.
— Уля?! Как ты з-десь оказалась?! И п-почему ты… — начал Вова.
— Я бы хотела задать этот вопрос тебе! Что ты здесь делаешь?! Синица сказала, что я тут должна кого-то спасти. А мои превращения трудно объяснить…
— Странно…Ты знаешь синицу? Она мне сказала то же самое…. И что-то про друзей…
— Ладно. Пошли пойдем попробуем их найти! — сказала Уля и потащила Вову в темноту.
Они шли минут пять, но никого так и не увидели. Черные коридоры, черные двери  с красной неоновой подсветкой.
— Хм… Со вкусом,— сказала Уля, дойдя до очередной двери, — слушай, может, попробовать войти внутрь?– и она толкнула дверь. Они увидели просторную комнату с большим круглым столом посередине. Не успели они войти внутрь, как прямо посередине стены появилась железная дверь, какие обычно бывают в лифтах, и из этой двери на пол упали два парня.
— Где я?! — спросил один, — Это не похоже на больницу!
— Какая больница?! — сказала Уля — Серый Дом — это больница?
— Стоп, — сказал Вова — Я вас видел! В чаще у пророка!
— Какого, блин, пророка?! — сказал тот парень, который спрашивал о больнице — Вы меня разыгрываете?! Шутки в сторону! Что ни день, то сплошные переполохи! Прощай, мой отпуск!
И вдруг прямо с потолка свалились две девочки. Одна была худая, с ярко-рыжими волосами, а другая в очках. Рыжеволосая настороженно обвела всех глазами, а девочка в очках продолжала улыбаться, как будто она только и делает каждый день, что падает с потолка в комнату к незнакомым людям. 
— Интересно, где мы? — сказала она своей спутнице.
— Я могу сказать только одно — мы точно не в той белой развалюхе. Очевидно, человек-комментатор заманил нас сюда специально. Но зачем? 
— И вас я тоже видел! — сказал Вова.
— Так, ты, всевидящий, выкладывай! Что ты знаешь? И кто-нибудь мне объяснит, где я нахожусь? — опять спросил парень из лифта.
— Хороший вопрос, — ответила девочка в очках.
Вдруг прямо из стены вышли еще две девочки, одна за другой. Обе они были одеты в пижаму, одна в белую, другая в серую. «Два веселых гуся, — подумала Уля. — Видно, они из больницы. Может, Серый дом и правда больница?»
Вова не понимал, что происходит. Люди появляются прямо из стен! “Это какое-то  НИИЧАВО!” — подумал он. И всех этих людей он уже видел дважды!
— О! Чокнутых нам только не хватало! —отреагировала на появление девочек в пижамах девочка в очках.
Девочка с рыжими волосами пихнула её в бок и что-то прошептала ей на ухо, а потом сказала:
— Думаю нам нам стоит познакомиться и рассказать, как мы сюда попали, потому что, как я понимаю, все мы встретились не случайно.
— Да, и давайте ближе к делу! —ответил ей тот парень, который говорил про больницу.
Вдруг, как ни странно, в стене появилась еще одна дверь и из нее вышел какой-то мальчик. Он оглядел всех и его взгляд остановился на девочках, которые упали с потолка.
— Егор?! — сказала девочка с рыжими волосами — Мы так не договаривались! Что происходит?!
Девочка в очках затараторила:
— Это из-за твоей публикации мы с Маргарет, — она показала рукой на рыжую девочку, которая в этот момент глядела на Егора исподлобья, — попали сюда. По твоей милости!
И тут со звуком “чпок” в стене появилась кошачья дверка. Оттуда вышло странное существо, похожее то ли на кошку, то ли на змею. Все удивились, но почему-то  никто ничего не сказал.
— Так зачем ты нас сюда зазвал, а Егор? — продолжила девочка в очках. — Нельзя было не тащить нас в эту развалюху?
— Это не развалюха, — сказала девочка в серой пижаме обиженным голосом.
— А тебя не спрашивают!
Они стали препираться, и к их спору мгновенно подключились все остальные. Парень, который говорил о больнице, что-то кричал Егору. Уля слышала только обрывки фраз:
— Ты мне не папочка, чтобы указывать мне, что делать!!!!!
— Я тебе мамочка!!!…
Уля хотела как-то прекратить этот спор, но как-то нечаянно сама в него влезла. Вова что-то рассказывал длинноволосому мальчику, который тоже вышел из лифта. А девочка в серой пижаме ввязалась в спор со странным существом. Оно разговаривало! Вдруг Маргарет крикнула:
— А может, хватит уже орать?! 
Стало тихо, и все посмотрели на нее.
— Я понимаю, что у всех вас полно впечатлений, но давайте наконец рассядемся, — Маргарет села за стол и все потянулись за ней, —  познакомимся и расскажем, кто что знает. Я начну. Меня зовут Маргарет.  Я живу в Голландии в 1618 году. Я по ошибке оказалась в этом времени. Даша не только моя подруга — я её дальний предок. Если я не отправлюсь в прошлое — она погибнет. Похоже, попасть в прошлое как-то можно из этого странного дома.
— Я Крас… Точнее, Ульяна, живу в Москве, — сказала Уля и в ее голове пролетели воспоминания, связанные с Москвой: узкие улочки, бабушки, стоящие у метро и продающие грибы и всякие разные овощи, серое небо, запах дыма, постоянное гудение машин на шоссе, толпы людей в метро, яркие вывески магазинов, студенты, которые идут в колледж или институт, школьники слушающие громкий рэп на улице, мамаши с колясками, стаи собак, бегающих по Саратовской улице, дети, играющие в футбол на стадионе, малыши, которые с визгом бегают по детской площадке, кошки, лазающие по крышам, и дворники, которые во время сильного снегопада куда-то прячутся. А еще небоскребы, теракты, аварии, падения самолетов, рейсы, следующие один за другим, врачи, ходящие по больнице из одного кабинета в другой, перелетные птицы, полчища снега, старички, идущие под руку, старшеклассники, которые дурачатся на улице, спящие люди в вагоне метро,  продавцы всякой всячины в вагонах, пробки на дорогах, люди, играющие на гитаре в метро, бабушки сидящие на улице и просящие денег  и ураганные ветры. — Уля очнулась и быстро добавила: 
— Синица сказала, что я и мои будущие друзья должны спасти мир. Будущие друзья — это, похоже, вы… — Уля неуверенно оглядела разношерстную компанию. Взгляд ее остановился на Гликерии. Пожалуй, пока не стоит сообщать, что она может превращаться в лису.
— А я Вова. Я вас всех уже видел дважды: в каких-то странных экранах в тайге и в отражении в воде у пророка Братислава. Синица сказала, что в Сером доме творится зло и что мы должны этому помешать.
— Синица вам сказала? — переспросила Ди. Ее брови почти исчезли под волосами. — Нет вы оба точно… — Она хотела опять сказать “чокнутые”, но вспомнила, что накануне сама разговаривала с вороном. — Ладно, проехали. Меня Даша зовут. Или Ди. Я, в отличие от вас всех, не больная и ниоткуда не падала!
— Я тоже ниоткуда не падал! — сердито сказал парень, который говорил про больницу. И буркнул: — Я Эверет.
— Арт, — сказал его спутник, — Мне сказали прийти в Серый дом и найти какой-то синхрофазотрон… 
— Кто сказал? — спросила Маргарет.
— Не помню…
Эверет фыркнул. 
— Я Кристина, — сказала очень бледная девочка в белой пижаме. Она говорила тихо и медленно. — Я пять лет лежала в коме и ничего не помню. Помню только слово “Тринадцать”…
— Джейн, — сказала её спутница. — Я всю жизнь прожила в этом доме. Здесь есть лаборатория, где ставят эксперименты над людьми. Мне в последние дни снились странные сны. Похоже, я всех вас видела во сне. И какой-то голос говорил мне, что я должна вас найти. Только не знаю зачем.
— Гликерия, — чинно представилось существо, похожее на кошку и змею.
— Итак, резюме, — сказала Уля, — Маргарет, Даша, Эверет, Арт, Уля, Вова, Джейн, Кристина, Гликерия. И Егор, — она покосилась на светловолосого мальчика, вышедшего из стены, который так и не произнес ни слова. — Похоже, почему-то именно мы должны уничтожить какое-то зло, которое что-то делает в этом доме. И спасти мир, — она покачала головой. Всё это было похоже на розыгрыш. — Ладно. Еще мы знаем, что нам, возможно, надо найти какую-то синхроштуку. И еще знаем, что нас должно быть тринадцать. Потому что, если вы не заметили, нас пока десять. 
— Двенадцать! — закричали Вова и Джейн.
— Тринадцать! — заспорила Кристина.
И все опять загалдели каждый о своем. Уля кричала про мир животных или, как там его называют, переходник. Вова же пытался рассказать про какого-то пророка Братислава. Артем что-то бормотал про школу магов и смеялся. Эверет вопил, что все его достали. Даша рассказывала Кристине, как она помогла Маргарет сбежать из больницы.
Маргарет пыталась опять всех утихомирить, но ее никто не слушал. Она прошептала что-то на ухо Даше, они поднялись и вышли в коридор.
Уля заметила, что Маргарет и Даша куда-то ушли. Видимо им, как и Уле, надоел этот сырбор. “Тоже мне, рыцари Круглой стола!” — думала Уля, оглядывая сидящую за круглым столом галдящую компанию. Никогда Уля не видела таких споров, ну только если в столовой, когда осталась последняя пачка мармеладок. Куда же мир катится, куда же мир катится…

Как же надоело слушать эту ругань! Маргарет было уже все равно, как кто сюда попал и что делал. Ещё вдобавок разболелась голова, и Маргарет ничего не соображала. Она попыталась пару раз что-то вставить в, так скажем, очень бурный разговор, но у неё ничего не вышло. Она плюнула на это дело и обдумала положение. Дети, сидевшие вокруг,  никак не могли успокоиться. Ничего не поделаешь! Надо просто подождать когда они выдохнутся. Но лучше что-то делать, чем просто ждать! Маргарет огляделась. Странноватые они все какие-то.  Что ж, как обычно, Маргарет придётся всё делать самой.
Маргарет прошептала на ухо Даше, которая в это время устроила перепалку с Кристиной, что срочно нужно найти туалет. Выйдя за дверь, Маргарет  объяснила Ди, что они идут не в туалет, а разведывать местность. Ди только улыбнулась, ей наверняка все равно, куда идти.
Они пошли по длинному темному коридору. Постепенно он стал таким темным, что они не видели своих ног. Девочки взялись за руки, чтобы не потеряться. Вдалеке показался свет.
— Ого, я вижу свет в конце туннеля! — обрадовалась Ди.
Подойдя поближе, они увидели, что коридор кончается дверью, на которой написано «Тронный зал, чёрный ход». Надпись светилась красным неоновым светом. Девочки зашли в эту дверь и огляделись. Громадный круглый зал. Вся стена светится таким же ярко-красным неоновым светом, только ещё более ярким:
— Ого, какая дорогущая подсветка! — восхитилась Даша.
— Да у них тут мания красного света! — проворчала Маргарет, оглядываясь. 
Потолок очень высокий. Вдоль стены идёт балкон с бортиком и перилами. Они сделаны из какого-то странного дерева,  и покрыты  зловещими узорами, черными на красном. Маргарет и Даша попали как раз на этот балкон.  Они глянули вниз и поняли, почему зал называется Тронным: внизу на выступе стоял огромный трон, а на нем сидело зловещее существо, отдалённо напоминающее человека. Его вид приводил в ужас: шрамы по всему лицу, лысая голова с абсолютно белой кожей, искривлённый нос и длинное отверстие вместо рта. Он был одет в огромную пышную красную мантию, которая закрывала всё тело.
— Вот мерзость — скривилась Даша
— Вот у кого мания красного! — сделала вывод Маргарет.
Существо скучным голосом что-то растолковывало человеку, который стоял на одном колене, наклонив голову. Маргарет с Дашей присели на корточки и спрятались за бортиком балкона. Только их глаза были видны между бортиком и перилами, но в полумраке это было незаметно. Девочки отлично всё слышали из-за потрясающей акустики, хотя между балконом и троном было метров десять. Вдруг раздался звон и откуда-то сверху прозвучал механический голос:
— К вам посетитель, господин Мортон.
— Что за незваный гость? Кто это? — скривилось существо.
— Джин, помощник Эванса. Он приносит извинения, что посмел прийти к вам, но говорит, что у него важная новость,
— А что, этот придурок Эванс сам не мог прийти?
— Его помощник говорит, что сейчас он занят.
— Занят он ха-ха, я сейчас ему такое занят покажу! Пусть явиться ко мне немедленно!
— Он готовит запуск синхроглюкопробутатора, — продолжил механический голос.
— Ладно, так уж и быть, пускай он занимается этой хренью, а то как мы захватим мир, ха-ха! Впусти сюда этого голодранца, да побыстрее!  Ты точно ничего больше не натворил? — обратился Мортин к человеку на одном колене, нагнувшись к нему поближе.
— Нет, господин, — задыхаясь произнёс ученик.
— Вот так-то, надеюсь больше такого не повторится. Всё, проваливай отсюда по-хорошему!
Послышался скрежет, напротив трона в стене образовался проход и из него выдвинулся мост с красной подсветкой. С него запросто можно было свалиться в пропасть, потому что на нём не было перил. Мортон поводил пальцем в воздухе, и ученик по мановению этого пальца за одну секунду встал, развернулся кругом и ровно прошёл по мосту солдатским маршем. Как только он скрылся в проходе, оттуда вывалился Джин. Он тоже сел на одно колено.
— Как же вы все меня достали! Давай говори уже, что там у вас стряслось? — проворчал Мортон.
— Господин, первый запуск синхроглюкопробутатора прошел успешно. Все москвичи подключены к нашей системе. Их энергия уже поступает в наши накопители.
Мортон довольно потер руки.
— Но произошёл какой-то сбой в системе…
— Какой еще сбой?
— Эванс сказал, что кто-то нарушил конфиденциальность нашего помещения и…
— Что за ерунда? Он может объясняться более понятно, черт его бы побрал!
— В общем, кто-то проник в ваши владения.
— Что?! Этого не может быть!!!
— Да, Эванс считает, что кто-то пытается нам помешать, потому что узнал о нашей незаконной установке…
— Законная — незаконная… Какая разница? Совсем скоро я стану властелином этой планеты, потом галактики, а потом — вселенной! Так что никто не сможет мне жужжать про законы — их буду устанавливать я! Ха-ха! Так что передай Эвансу, чтоб  охрану усилили. Эй, наверху, как там тебя…
— Меня зовут ай-робот модели пи ер 86 эм 38752, если коротко — Пит, — прозвучал механический голос сверху.
— Так вот, Пит, пригони мне сюда этого, главного по охране.
— Его зовут Мишель, господин, — подсказал тихонько Джин.
— Позови мне сюда этого идиота Мишеля, я ему сейчас устрою. И быстро обыскать все помещения! — провопил Мортон и прибавил:
— А еще передай Эвансу, чтоб побыстрее всё закончил. Хочу уже увидеть всемогущую волну, которая поразит весь мир, ха-ха!
Он опять поводил пальцем в воздухе и Джин удалился из тронного зала. В ту же секунду отовсюду повалили охранники и стали бегать по залу.
— Давайте, давайте, обыщите здесь каждый угол и найдите этих тварей! — захохотал Мортон.
— Нам конец, — прошептала Маргарет на ухо Даше и они быстро шмыгнули за дверь, из которой пришли. Длинный коридор исчез. Они сразу оказались в зале с остальными. И почему-то опять свалились с потолка.
— Хм, очень странное место! — потирая ушибленную коленку, сказала Даша.
А в комнате всё продолжался спор. Только Уля заметила возвращение Ди и Маргарет. Она подошла к ним и спросила:
— У вас что, хобби такое — с потолка падать?
— Погоди, — отмахнулась Маргарет. — Мы такое узнали! Слушайте, слушайте! — закричала она, но не могла перекричать общий гул. 
Ульяна решила помочь. Она быстро сказала «Хвост появись, мордочка явись», а потом «Превращение на кицунэ». И зарычала. Все затихли и со страхом уставились на огромного зверя.
— Что происходит?!
— Кто это?!
Кицунэ превратилась обратно в человека и сказала Маргарет:
— И не благодари!
— Слушайте! — сказала Маргарет. — Мы всё разузнали! Главный злодей здесь Мортин, он страшный, как дьявол, а его помощника зовут Эванс, но мы его не видели.
— Чем они занимаются? — спросила Уля, но Эверет шикнул на нее:
— Тише! Сначала слушаем!
— Они придумали машину, которая называется синхроглюкштука…
— Синхроглюкоштука? — засмеялся Арт. Он так смеялся, что свалил соседний стул. Эверет посмотрел на него в ярости:
— Замолчи, ты! 
— Ну, я забыла, как она точно называется, очень длинное название, — продолжила Маргарет.
— Синхроглюкопробутатор, что сложного, — сказала молчавшая до этой секунды Ди.
— Что делает эта машина? — спросил Вова.
— Она высасывает из москвичей энергию и каким-то образом накапливает ее. Но это сейчас. Они хотят расширить воздействие, чтобы собирать энергию от людей во всем мире!
— Так, задача ясна, — сказал Эверет. — Найти и уничтожить глюкоштуку. У кого-нибудь есть идеи, где она может находиться? — Он без особой надежды оглядел всех. 
И тут встал Егор. До этого он сидел в оцепенении. Уж очень много всего неожиданного произошло. Так Егор устроен: когда ему надо осознать много информации, он отключается. С ним так часто случается. Он просто сидит и смотрит в одну точку. Ничего не думает, просто зависает, как компьютер.
Но потом как будто кто-то нажимает на нем невидимую кнопку “вкл” и он начинает говорить, не умолкая. Так произошло и сейчас. Он встал и заговорил:
— Прежде чем я попал в эту комнату, я проходил мимо необычного механизма. Думаю, это и есть синхроглюкопробутатор. Впереди у него было три огромных жидкокристаллических экрана, на которых постоянно менялись цифры и непонятные знаки. Клавиатуры под экранами были странные – они были овальными, а вместо обычных кнопок с русскими и английскими буквами на них были знаки, похожие на древнеегипетские иероглифы. Часть аппарата была незакрыта защитной панелью и я разглядел много печатных плат с процессорами, видеокартами и шлейфами проводов. Позади пульта управления – в дальнем углу комнаты — стоял сам аппарат. Это огромное кольцо, напоминающее синхрофазотрон. Внутри кольца стоял куб, сделанный из серебристого металла, от которого во все стороны расходилось множество проводов. Куб издавал постоянный мерный шум – видимо, это был генератор тока. Провода, расходившиеся от него, шли ко множеству разных антенн – для усиления электромагнитных волн. Часть антенн напоминала обычные радиоантенны, другие были похожи на спутниковые тарелки, несколько антенн явно смахивали на активные фразированные решетки. Между пультом управления и «кольцом» находилось непонятное устройство, скорее напоминающее химическую лабораторию, чем электрическую машину. Из него торчали стеклянные разноцветные трубки и колбы, в которых всё время кипели, испарялись и конденсировались разноцветные жидкости. В них постоянно шли химические реакции – гремели миниатюрные взрывы, появлялись микро-облака, ударяли мини-молнии.
К концу рассказа почти все сидели с открытыми ртами, явно растерявшись от обилия терминов. Только Арт, Эверет и Вова слушали внимательно. 
— Всё ясно! — сказал Эверет. Надо уничтожить центральный процессор. Без него никакая установка не будет работать. Только как это сделать, чтобы наверняка? Тут бы пригодилась бомбочка…
— Уля, ты случайно не носишь бомбочку в рюкзаке? — сыронизировала Даша. Уля улыбнулась. 
— Я предполагаю, что ничто не устоит против плавиковой кислоты, — сказал Арт. Надо только проникнуть в какую-нибудь химическую лабораторию…
— В этом доме нет химической лаборатории, — тихо сказала Кристина.
— Ну, значит, надо выйти отсюда и найти химическую лабораторию…
— Ты знаешь, как трудно отсюда выбраться? — воскликнула Джейн. — Я пыталась!
— Вообще-то, — сказала Уля, — выход есть…
И тут в комнату вбежали два охранника.

Свет погас. Охранники хотели переловить всех в темноте. Эверет понял их замысел, быстро вынул из кармана налобный фонарь (он всегда носил его с собой на всякий случай), надел и включил. В прыгающем свете фонаря всё было как в кино. Все дрались, как могли: руками, ногами, стульями. Вдруг на Арта наскочило собакообразное сушество с рогами. Оно хотело убить Арта, но Эверет со всей силы треснул его стулом по спине. Он услышал грохот в коридоре. “О господи, подумал Эверет, — это подкрепление”. Он закричал: “Выбегаем в коридор и бежим направо!” Все бросились к дверям, а Эверет стал один отбиваться от двух охранников. Когда Вова, он был последним, выбежал в коридор, Эверет бросился за ним, пулей вылетел в коридор и сунул в ручку двери ножку дубового стула, который держал в руке. Охранники оказались запертыми в комнате. В коридоре никаких охранников не было. Видимо, они побежали в другой коридор.

— Быстрее! — закричала Уля, — давайте найдем какое-нибудь укромное место, и я перенесу вас к химической лаборатории!
— Но как ты это сделаешь? — удивился Арт.
— Сейчас не время рассказывать, нас вот-вот поймают. — И Уля побежала вперед, а все за ней.
Они завернули в другой коридор, и наткнулись на женщину в белом халате.
— Что вы здесь делаете одни, без охраны? — резко спросила женщина, переводя взгляд с одного разгоряченного лица на другое.
— Мы, — храбро начала Маргарет…
Женщина потянулась к большой красной кнопке рядом с дверью.
— Я сейчас вам всё объясню, — заговорила Лена своим мягким напевным голоском. Женщина перевела взгляд на Лену. — В чудесной стране в голубом городе жила принцесса Лена Голубая. Она была заперта в голубой комнате с голубой дверью, которую можно было открыть только голубым ключом… — Продолжала Лена нараспев, не отводя глаз от глаз женщины. Та смотрела на нее, как загипнотизированная. — Принцесса сидела на голубом стуле с голубой книжкой в руках. Она была одета в белое кружевное платьице со звездочками и в голубые кеды. — У женщины был такой вид, как будто она спит наяву. Маргарет, стоявшая у женщины за спиной, помахала остальным рукой и показала жестами, чтобы они на цыпочках уходили.
— У нее была мечта–долететь до облака Зефир – так его называли местные люди, голубасики. Еще у Лены был отец– Голубая Борода. И была королева Клетка. Она жила на востоке, а городок находился на западе. — Маргарет уже дошла, крадучись, до следующего угла и скрылась за ним. Остальные неслышно шли за ней. Женщина не замечала, что рядом с ней осталась одна только Лена.
— Однажды, — продолжала она, — Лена нашла 102 двери, которые были заперты. И только одна была открыта. Вся дверь была в какой-то голубой паутине. Принцесса открыла ее и вошла в комнату и… — Лена замолчала и на цыпочках побежала за остальными. Женщина по-прежнему стояла и смотрела на то место, где раньше было Ленино лицо.
— Ты кто такая? — прошептала Даша, когда Лена забежала за угол и присоединилась к остальным. — Откуда ты взялась?
— Я всё время была с вами, — ответила Лена. — Я на подоконнике сидела.
— Ну ладно, — сказала Уля, покосившись на Лену. Она была совершенно уверена, что на подоконнике никто не сидел, но помнила, что эта девочка стояла рядом с ней на загадочной фотографии. — Давайте двигаться отсюда, пока нас не поймали. Сейчас я превращусь в большую лису. Вы возьметесь за меня — только крепко держитесь! — и я перенесу вас к химической лаборатории.
— Но как… — начал Арт. Но Уля уже превратилась в лису. Все крепко схватились за ее лапы, и Уля пролаяла: “Мир животных”.
Все оказались в волшебном зверином пространстве, из которого вели туннели в разные концы земли.
— Круто! — воскликнул Егор. — Давайте тут и останемся!
— Если мы тут останемся, я умру, — хмуро сказала Даша.
— И весь мир с тобой впридачу, — добавил Вова и серьезно посмотрел на Егора.
— Нечего рассуждать, — прикрикнула Маргарет. — Уля, куда нам дальше?
— Надо прыгнуть в туннель и сказать: “Химическая лаборатория”. Туннель сам выберет самую удобную для нас лабораторию. Он умный.
И Уля подбежала к ближайшему туннелю, крикнула: “Химическая лаборатория”, — и прыгнула внутрь.
Все последовали ее примеру. Лететь по туннелю водиннадцатером было неприятно. Они то и дело натыкались друг на друга. Даша визжала без остановки. К счастью, полет был недолгим и вскоре они один за другим шлепнулись на песок.
Никакой химической лаборатории не было видно. И вообще никаких зданий вокруг не было. Судя по всему, они попали в какой-то парк.
— Я знаю это место! — воскликнула Кристина. Глаза ее вдруг стали неожиданно яркими. — Это Вороньи пруды! Мы с мамой здесь гуляли, когда я была маленькая.

В тот день первыми проснулись Хардбасовы уши. Кругом стояла тишина. Но, если прислушаться, можно было услышать, как на полке мерно щёлкали стрелки часов, на кухне капля из крана упала в чашку с недопитым чаем, оставленную в раковине с вечера. За окном раздавался утренний щебет птиц, шум от ещё редких машин на набережной. Ветерок пробежался по свежей листве, подняв шёпот в ветках деревьев.
Хардбас почувствовал на носу тёплый луч солнца. Он открыл правый глаз и недоверчиво осмотрелся вокруг. В комнате как будто ничего не изменилось. Всё те же игрушки в стеллаже, всё те же прочитанные книги на полке. Он решил открыть левый глаз, вдруг ему повезёт больше. В комнате действительно ничего не изменилось. Он потянулся и окончательно проснулся. Левым краем глаза, он заметил белый листок бумаги на кухонном столе. Очередной сюрприз от мамы! Хардбас пулей выскочил из кровати и побежал на кухню. В записке, действительно написанной мамой, было пожелание доброго утра и рекомендация к завтраку, который состоял из ОЧЕНЬ вкусных блинчиков и умопомрачительного какао. Остальными пунктами в записке были обычные поручения, которые Хардбас не раз выполнял:
1. “Сходить в магазин. (На сдачу можешь купить себе что-нибудь сладенькое.)
2. Отнести письмо на почту.
3. Подготовить квартиру к встрече с двоюродным братом.
Целую! Мама”.
Умывшись и позавтракав Хардбас осознал, что великие дела без него не сделаются. Он оделся, взял
деньги на продукты и вышел из квартиры. Лифт ползучей черепахой спускался с 13 этажа. Минуты
казались бесконечными. Наконец двери лифта открылись, и Хардбас смог вздохнуть полной
грудью. Все-таки тесная коробка с зеркалами никогда не внушала ему доверия. Он вышел из
подъезда, и солнце ударило в глаза. Прекрасное настроение наполнило
его, заставив невольно улыбнуться.
Повернув за угол, он вышел на широкий заснеженный тротуар, по которому
прогуливались прохожие парами, одиночно и с детьми. По проезжей части, издавая хрипящие,
тренькающие, жужжащие и пыхтящие звуки двигались различные транспортные средства. Были
здесь и автомобили, и маршрутные такси, и троллейбусы с автобусами. Что-то неуловимо
странное показалось в них. Приглядевшись, Хардбас понял, что его озадачило. Все они были под
номером «13». «Чудеса какие-то» – подумал он. Но продолжил свой путь в магазин.
 
Вот и он. Звонко звякнул колокольчик, оповещая о новом посетителе. Привычно
взяв тележку Хардбас пошел вдоль прилавков и витрин. Что-то было не так, и знакомое волнение
опять его накрыло. Ну конечно же, ценники!!! Все они заканчивались на 13. Рубли, копейки… Эта
цифра магическим образом преследовала его всюду.
-Могу поспорить, что продуктов в тележке у меня тоже тринадцать… – пробормотал он и опустил
глаза. Быстро произведя подсчет, он расхохотался.
Посетители оглянулись на него, но к чудакам в большом городе давно привыкли.
 
Собрав все продукты по списку, и уже двинувшись в сторону кассы, Хардбас вспомнил о приятной
фразе из маминой записки «купи себе что-нибудь сладенького». Что может быть приятнее, чем мороженное? Любимое лакомство – шоколадный пломбир. А вот и холодильник со
всевозможными видами этой божественной прохлады, от обычных вафельных стаканчиков, до
нано-мороженного в разноцветных гранулах. Есть где разгуляться. Глаз выцепил знакомую
упаковку среди всего многообразия, а рука уже потянулась к заветному брикету, но не успел Хардбас
коснуться его, как его стало куда-то затягивать. Он ухнул в холодную
темноту.
 
Ощущение свободного падения. Желудок подскочил куда-то к зубам.
Удивительно, но мозг продолжал думать о мороженом. Перед Хардбасом возник полутемный зал с большим красным троном. Потом какие-то подростки. В ушах свистело, как будто его затягивает гигантский пылесос.  “Тебе сюда”, — сказал какой-то голос. “Да я мороженого хочу, отстаньте от меня!” — воскликнул Хардбас и с невероятным усилием вынырнул из “пылесоса” обратно в магазин. “Фух, ну ничего себе сходил за сладеньким!”
Он отнес покупки домой и спросил у вернувшейся мамы, можно ли ему погулять. Мама ответила: можно, только возьми с собой собаку, а то она сейчас напрудит тут дома. И Хардбас пошёл гулять с собакой.
Они отправились в Измайловский парк. Пошли к Вороньим прудам, там обычно бывает пустынно. Подходя к пруду, Хардбас увидел светловолосую девочку, сидящую на спинке скамейки. Она рассеянно смотрела вдаль. Хардбасу показалось, что он где-то уже видела эту девочку и он направился к ней. Не дойдя до нее нескольких шагов, он увидел, что рядом с девочкой на песке сидит и горячо спорит о чем-то большая компания подростков. С ними была кошка.
— Сидеть, Марсель! — и пес, уже нацеливавшийся познакомиться с кошкой поближе, обиженно плюхнулся рядом со скамейкой.
Хардбас подошел к девочке.
— Откуда вы? — Он имел в виду: из какой вы школы? Девочка даже не посмотрела на него.
— Я — с Голубой звезды, — сказала она, выдержав паузу и продолжая глядеть на деревья за прудом.
“Ну и ну”, — подумал Хардбас. Остальные продолжали говорить о какой-то вещи под названием «синхроглюкопробутатор». Хардбас попытался это слово выговорить, но у него получилось что-то вроде «сихакакобабутата».
— Слушайте, а что это вообще такое?
Все повернулись к нему, и Вова закричал:
— Да вот же он, двенадцатый!
— Точно, — согласилась Уля. — Я тоже его помню.
— Так вот почему мы попали сюда! — воскликнула быстро соображающая Маргарет. — Чтобы его найти! Но это значит, — Маргарет обвела всех расширившимися глазами, — что нас кто-то направляет! Не могли же мы случайно оказаться вместо химической лаборатории в этом месте!
— Стойте! Стойте! Послушайте меня! — закричал Арт, хотя никто не куда не бежал и все молча смотрели на него. Он вскочил и встал на берегу пруда, чтобы его было лучше видно. — Я кое-что вспомнил! Тот мальчик, который отправил меня в Серый дом…
— Какой мальчик? — удивилась Джейн, — ты не говорил ни о каком мальчике!
— Не важно. Я плохо его помню. Но я помню, что он сказал: “Чихай-на-здоровье” так велела”. Значит, есть какая-то женщина, которая знает про нашу миссию!
— Чихай-на-здоровье? — засмеялся Хардбас. — Это что, принцесса Ангина?
Но тут Марсель, терпение которого истощилось от долгого сидения в метре от кошки и незнакомых людей, которых так хотелось обнюхать, подскочил к Артему и толкнул его лапами в грудь. Артем картинно свалился в пруд.
— Люди, вы что, с ума сошли, — кричал он, барахтаясь на мелководье, — я не умею плавать!
— Ай да Марсель! Молодец! — Смеясь, Рома потрепал пса по холке.
— Садись, — сказал Егор, — я расскажу тебе про синхроглюкопробутатор.

Картинки слайд-шоу сменяли одна другую. Дверь с нарисованным оленем.  Женщина с длинными нечесаными волосами смотрит в камеру гордо и спокойно. В углу слова: “teen spirit”. Дом в чаще леса, похожий на многоэтажную избушку на курьих ножках. Пара одинаковых часов, на которых нарисованы ягоды и птицы. Стрелки тоже нарисованные.Спящий мальчик лет трех, обложенный десятком плюшевых зверей. Белый пес, сидящий на скамейке у стола, покрытого яблоками. Бабуся в шляпке с счастливым видом несется на самокате. Деревья, растущие странным крУгом, как грибы. Каменный ангел, трогающий каменным пальчиком руку спящего каменного волхва. Бесконечное маковое поле.
Чихай-на-здоровье смотрела на фотографии, проплывающие по экрану ее верного Савельича. Ей нужно пять минут передышки, хотя бы пять минут. “Как же я устала с этими детьми!” — пробормотала она.
— Нечего так с ними нянчится! — раздался за ее спиной веселый голос. — Они и без тебя прекрасно справятся. Они не цыплята, а здоровые лоси, а ты не курица-наседка.
Чихай-на-здоровье обернулась. В дверях стоял невысокий человечек. Внешность у него была самая обычная, из тех, про которых дети пишут: “не худой и не толстый, не горбатый и не стройный, нос обычный, губы обычные, волосы русые”. Необычным было впечатление, которое он производил. Он стоял совершенно неподвижно, а похож был на пламя свечи на ветру.
— Ничего не случится, ага! Я их собрала-то с трудом. Хардбас сопротивлялся до последнего, Ленины мысли заняты только тем, что она звезда и с небес… А Эверет с Артом чуть не погибли в шахте лифта!
— В лифт-то ты зачем их запихнула, а, Травка? — Человечек плюхнулся в вертящееся кресло и стал болтать ногами. — Что, не могла придумать ничего поновее, чем старый писательский прием отправить героя в застрявший лифт и наблюдать, как он будет себя вести?
— Зачем-зачем! Ты, Гудвин, лучше скажи-ка, зачем ты Улю с Вовой грибочками накормил!
— Как зачем? Чтобы они не попали под излучение глюкоштуки!
— А попроще ничего придумать не мог? A short cut to mushrooms, eh?
— Ты же знаешь, длинные пути — самые короткие. — Человечек посмотрел на Чихай-на-здоровье серьезно и даже проникновенно, но ногами болтать не перестал.
— Ну да, если не помрешь в дороге. С Улей, положим, и так ничего бы не случилось: родственников ветра не подчинишь себе какой-то булькающей машинкой. А Маргарет с Дашей ты зачем пугал? Тоже придумаешь какое-нибудь философское обоснование или честно признаешься, что забавлялся?
— Ну… Они так смешно пугаются… Когда я исчез в метро, Маргарет завизжала шепотом. Можешь себе это представить? “Завизжала шепотом”! Тебе бы такое никогда в голову не пришло!
— После фразы “Кое-где в снегу протоптаны заснеженные тропинки ногами людей” меня уже ничего не удивляет. А Кристина написала: “В комнату вошли двое. Они заметили, что девочка открыла глаза и начали что-то с ней делать”. Хардбас после этого еще полчаса сидел с туманным взором и представлял, что же они с ней делали. Зато сам он в ответ на невинный вопрос про композицию стал пересказывать серию “Шерлока”, в которой Холмс голый встает из ванной, и все, конечно, стали кричать: “Совсем голый?”, “Так и

Свет погас. Охранники хотели переловить всех в темноте. Эверет понял их замысел, быстро вынул из кармана налобный фонарь (он всегда носил его с собой на всякий случай), надел и включил. В прыгающем свете фонаря всё было как в кино. Все дрались, как могли: руками, ногами, стульями. Вдруг на Арта наскочило собакообразное сушество с рогами. Оно хотело убить Арта, но Эверет со всей силы треснул его стулом по спине. Он услышал грохот в коридоре. “О господи, подумал Эверет, — это подкрепление”. Он закричал: “Выбегаем в коридор и бежим направо!” Все бросились к дверям, а Эверет стал один отбиваться от двух охранников. Когда Вова, он был последним, выбежал в коридор, Эверет бросился за ним, пулей вылетел в коридор и сунул в ручку двери ножку дубового стула, который держал в руке. Охранники оказались запертыми в комнате. В коридоре никаких охранников не было. Видимо, они побежали в другой коридор.
___________________
— Быстрее! — закричала Уля, — давайте найдем какое-нибудь укромное место, и я перенесу вас к химической лаборатории!
— Но как ты это сделаешь? — удивился Арт.
— Сейчас не время рассказывать, нас вот-вот поймают. — И Уля побежала вперед, а все за ней.
Они завернули в другой коридор, и наткнулись на женщину в белом халате.
— Что вы здесь делаете одни, без охраны? — резко спросила женщина, переводя взгляд с одного разгоряченного лица на другое.
— Мы, — храбро начала Маргарет…
Женщина потянулась к большой красной кнопке рядом с дверью.
— Я сейчас вам всё объясню, — заговорила Лена своим мягким напевным голоском. Женщина перевела взгляд на Лену. — В чудесной стране в голубом городе жила принцесса Лена Голубая. Она была заперта в голубой комнате с голубой дверью, которую можно было открыть только голубым ключом… — Продолжала Лена нараспев, не отводя глаз от глаз женщины. Та смотрела на нее, как загипнотизированная. — Принцесса сидела на голубом стуле с голубой книжкой в руках. Она была одета в белое кружевное платьице со звездочками и в голубые кеды. — У женщины был такой вид, как будто она спит наяву. Маргарет, стоявшая у женщины за спиной, помахала остальным рукой и показала жестами, чтобы они на цыпочках уходили.
— У нее была мечта–долететь до облака Зефир – так его называли местные люди, голубасики. Еще у Лены был отец– Голубая Борода. И была королева Клетка. Она жила на востоке, а городок находился на западе. — Маргарет уже дошла, крадучись, до следующего угла и скрылась за ним. Остальные неслышно шли за ней. Женщина не замечала, что рядом с ней осталась одна только Лена.
— Однажды, — продолжала она, — Лена нашла 102 двери, которые были заперты. И только одна была открыта. Вся дверь была в какой-то голубой паутине. Принцесса открыла ее и вошла в комнату и… — Лена замолчала и на цыпочках побежала за остальными. Женщина по-прежнему стояла и смотрела на то место, где раньше было Ленино лицо.
— Ты кто такая? — прошептала Даша, когда Лена забежала за угол и присоединилась к остальным. — Откуда ты взялась?
— Я всё время была с вами, — ответила Лена. — Я на подоконнике сидела.
— Ну ладно, — сказала Уля, покосившись на Лену. Она была совершенно уверена, что на подоконнике никто не сидел, но помнила, что эта девочка стояла рядом с ней на загадочной фотографии. — Давайте двигаться отсюда, пока нас не поймали. Сейчас я превращусь в большую лису. Вы возьметесь за меня — только крепко держитесь! — и я перенесу вас к химической лаборатории.
— Но как… — начал Арт. Но Уля уже превратилась в лису. Все крепко схватились за ее лапы, и Уля пролаяла: “Мир животных”.
Все оказались в волшебном зверином пространстве, из которого вели туннели в разные концы земли.
— Круто! — воскликнул Егор. — Давайте тут и останемся!
— Если мы тут останемся, я умру, — хмуро сказала Даша.
— И весь мир с тобой впридачу, — добавил Вова и серьезно посмотрел на Егора.
— Нечего рассуждать, — прикрикнула Маргарет. — Уля, куда нам дальше?
— Надо прыгнуть в туннель и сказать: “Химическая лаборатория”. Туннель сам выберет самую удобную для нас лабораторию. Он умный.
И Уля подбежала к ближайшему туннелю, крикнула: “Химическая лаборатория”, — и прыгнула внутрь.
Все последовали ее примеру. Лететь по туннелю водиннадцатером было неприятно. Они то и дело натыкались друг на друга. Даша визжала без остановки. К счастью, полет был недолгим и вскоре они один за другим шлепнулись на песок.
Никакой химической лаборатории не было видно. И вообще никаких зданий вокруг не было. Судя по всему, они попали в какой-то парк.
— Я знаю это место! — воскликнула Кристина. Глаза ее вдруг стали неожиданно яркими. — Это Вороньи пруды! Мы с мамой здесь гуляли, когда я была маленькая.
_______________
В тот день первыми проснулись Хардбасовы уши. Кругом стояла тишина. Но, если прислушаться, можно было услышать, как на полке мерно щёлкали стрелки часов, на кухне капля из крана упала в чашку с недопитым чаем, оставленную в раковине с вечера. За окном раздавался утренний щебет птиц, шум от ещё редких машин на набережной. Ветерок пробежался по свежей листве, подняв шёпот в ветках деревьев.
Хардбас почувствовал на носу тёплый луч солнца. Он открыл правый глаз и недоверчиво осмотрелся вокруг. В комнате как будто ничего не изменилось. Всё те же игрушки в стеллаже, всё те же прочитанные книги на полке. Он решил открыть левый глаз, вдруг ему повезёт больше. В комнате действительно ничего не изменилось. Он потянулся и окончательно проснулся. Левым краем глаза, он заметил белый листок бумаги на кухонном столе. Очередной сюрприз от мамы! Хардбас пулей выскочил из кровати и побежал на кухню. В записке, действительно написанной мамой, было пожелание доброго утра и рекомендация к завтраку, который состоял из ОЧЕНЬ вкусных блинчиков и умопомрачительного какао. Остальными пунктами в записке были обычные поручения, которые Хардбас не раз выполнял:
1. “Сходить в магазин. (На сдачу можешь купить себе что-нибудь сладенькое.)
2. Отнести письмо на почту.
3. Подготовить квартиру к встрече с двоюродным братом.
Целую! Мама”.
Умывшись и позавтракав Хардбас осознал, что великие дела без него не сделаются. Он оделся, взял
деньги на продукты и вышел из квартиры. Лифт ползучей черепахой спускался с 13 этажа. Минуты
казались бесконечными. Наконец двери лифта открылись, и Хардбас смог вздохнуть полной
грудью. Все-таки тесная коробка с зеркалами никогда не внушала ему доверия. Он вышел из
подъезда, и солнце ударило в глаза. Прекрасное настроение наполнило
его, заставив невольно улыбнуться.
Повернув за угол, он вышел на широкий заснеженный тротуар, по которому
прогуливались прохожие парами, одиночно и с детьми. По проезжей части, издавая хрипящие,
тренькающие, жужжащие и пыхтящие звуки двигались различные транспортные средства. Были
здесь и автомобили, и маршрутные такси, и троллейбусы с автобусами. Что-то неуловимо
странное показалось в них. Приглядевшись, Хардбас понял, что его озадачило. Все они были под
номером «13». «Чудеса какие-то» – подумал он. Но продолжил свой путь в магазин.
 
Вот и он. Звонко звякнул колокольчик, оповещая о новом посетителе. Привычно
взяв тележку Хардбас пошел вдоль прилавков и витрин. Что-то было не так, и знакомое волнение
опять его накрыло. Ну конечно же, ценники!!! Все они заканчивались на 13. Рубли, копейки… Эта
цифра магическим образом преследовала его всюду.
-Могу поспорить, что продуктов в тележке у меня тоже тринадцать… – пробормотал он и опустил
глаза. Быстро произведя подсчет, он расхохотался.
Посетители оглянулись на него, но к чудакам в большом городе давно привыкли.
 
Собрав все продукты по списку, и уже двинувшись в сторону кассы, Хардбас вспомнил о приятной
фразе из маминой записки «купи себе что-нибудь сладенького». Что может быть приятнее, чем мороженное? Любимое лакомство – шоколадный пломбир. А вот и холодильник со
всевозможными видами этой божественной прохлады, от обычных вафельных стаканчиков, до
нано-мороженного в разноцветных гранулах. Есть где разгуляться. Глаз выцепил знакомую
упаковку среди всего многообразия, а рука уже потянулась к заветному брикету, но не успел Хардбас
коснуться его, как его стало куда-то затягивать. Он ухнул в холодную
темноту.
 
Ощущение свободного падения. Желудок подскочил куда-то к зубам.
Удивительно, но мозг продолжал думать о мороженом. Перед Хардбасом возник полутемный зал с большим красным троном. Потом какие-то подростки. В ушах свистело, как будто его затягивает гигантский пылесос.  “Тебе сюда”, — сказал какой-то голос. “Да я мороженого хочу, отстаньте от меня!” — воскликнул Хардбас и с невероятным усилием вынырнул из “пылесоса” обратно в магазин. “Фух, ну ничего себе сходил за сладеньким!”
Он отнес покупки домой и спросил у вернувшейся мамы, можно ли ему погулять. Мама ответила: можно, только возьми с собой собаку, а то она сейчас напрудит тут дома. И Хардбас пошёл гулять с собакой.
Они отправились в Измайловский парк. Пошли к Вороньим прудам, там обычно бывает пустынно. Подходя к пруду, Хардбас увидел светловолосую девочку, сидящую на спинке скамейки. Она рассеянно смотрела вдаль. Хардбасу показалось, что он где-то уже видела эту девочку и он направился к ней. Не дойдя до нее нескольких шагов, он увидел, что рядом с девочкой на песке сидит и горячо спорит о чем-то большая компания подростков. С ними была кошка.
— Сидеть, Марсель! — и пес, уже нацеливавшийся познакомиться с кошкой поближе, обиженно плюхнулся рядом со скамейкой.
Хардбас подошел к девочке.
— Откуда вы? — Он имел в виду: из какой вы школы? Девочка даже не посмотрела на него.
— Я — с Голубой звезды, — сказала она, выдержав паузу и продолжая глядеть на деревья за прудом.
“Ну и ну”, — подумал Хардбас. Остальные продолжали говорить о какой-то вещи под названием «синхроглюкопробутатор». Хардбас попытался это слово выговорить, но у него получилось что-то вроде «сихакакобабутата».
— Слушайте, а что это вообще такое?
Все повернулись к нему, и Вова закричал:
— Да вот же он, двенадцатый!
— Точно, — согласилась Уля. — Я тоже его помню.
— Так вот почему мы попали сюда! — воскликнула быстро соображающая Маргарет. — Чтобы его найти! Но это значит, — Маргарет обвела всех расширившимися глазами, — что нас кто-то направляет! Не могли же мы случайно оказаться вместо химической лаборатории в этом месте!
— Стойте! Стойте! Послушайте меня! — закричал Арт, хотя никто не куда не бежал и все молча смотрели на него. Он вскочил и встал на берегу пруда, чтобы его было лучше видно. — Я кое-что вспомнил! Тот мальчик, который отправил меня в Серый дом…
— Какой мальчик? — удивилась Джейн, — ты не говорил ни о каком мальчике!
— Не важно. Я плохо его помню. Но я помню, что он сказал: “Чихай-на-здоровье” так велела”. Значит, есть какая-то женщина, которая знает про нашу миссию!
— Чихай-на-здоровье? — засмеялся Хардбас. — Это что, принцесса Ангина?
Но тут Марсель, терпение которого истощилось от долгого сидения в метре от кошки и незнакомых людей, которых так хотелось обнюхать, подскочил к Артему и толкнул его лапами в грудь. Артем картинно свалился в пруд.
— Люди, вы что, с ума сошли, — кричал он, барахтаясь на мелководье, — я не умею плавать!
— Ай да Марсель! Молодец! — Смеясь, Рома потрепал пса по холке.
— Садись, — сказал Егор, — я расскажу тебе про синхроглюкопробутатор.
_______________________
Картинки слайд-шоу сменяли одна другую. Дверь с нарисованным оленем.  Женщина с длинными нечесаными волосами смотрит в камеру гордо и спокойно. В углу слова: “teen spirit”. Дом в чаще леса, похожий на многоэтажную избушку на курьих ножках. Пара одинаковых часов, на которых нарисованы ягоды и птицы. Стрелки тоже нарисованные.Спящий мальчик лет трех, обложенный десятком плюшевых зверей. Белый пес, сидящий на скамейке у стола, покрытого яблоками. Бабуся в шляпке с счастливым видом несется на самокате. Деревья, растущие странным крУгом, как грибы. Каменный ангел, трогающий каменным пальчиком руку спящего каменного волхва. Бесконечное маковое поле.
Чихай-на-здоровье смотрела на фотографии, проплывающие по экрану ее верного Савельича. Ей нужно пять минут передышки, хотя бы пять минут. “Как же я устала с этими детьми!” — пробормотала она.
— Нечего так с ними нянчится! — раздался за ее спиной веселый голос. — Они и без тебя прекрасно справятся. Они не цыплята, а здоровые лоси, а ты не курица-наседка.
Чихай-на-здоровье обернулась. В дверях стоял невысокий человечек. Внешность у него была самая обычная, из тех, про которых дети пишут: “не худой и не толстый, не горбатый и не стройный, нос обычный, губы обычные, волосы русые”. Необычным было впечатление, которое он производил. Он стоял совершенно неподвижно, а похож был на пламя свечи на ветру.
— Ничего не случится, ага! Я их собрала-то с трудом. Хардбас сопротивлялся до последнего, Ленины мысли заняты только тем, что она звезда и с небес… А Эверет с Артом чуть не погибли в шахте лифта!
— В лифт-то ты зачем их запихнула, а, Травка? — Человечек плюхнулся в вертящееся кресло и стал болтать ногами. — Что, не могла придумать ничего поновее, чем старый писательский прием отправить героя в застрявший лифт и наблюдать, как он будет себя вести?
— Зачем-зачем! Ты, Гудвин, лучше скажи-ка, зачем ты Улю с Вовой грибочками накормил!
— Как зачем? Чтобы они не попали под излучение глюкоштуки!
— А попроще ничего придумать не мог? A short cut to mushrooms, eh?
— Ты же знаешь, длинные пути — самые короткие. — Человечек посмотрел на Чихай-на-здоровье серьезно и даже проникновенно, но ногами болтать не перестал.
— Ну да, если не помрешь в дороге. С Улей, положим, и так ничего бы не случилось: родственников ветра не подчинишь себе какой-то булькающей машинкой. А Маргарет с Дашей ты зачем пугал? Тоже придумаешь какое-нибудь философское обоснование или честно признаешься, что забавлялся?
— Ну… Они так смешно пугаются… Когда я исчез в метро, Маргарет завизжала шепотом. Можешь себе это представить? “Завизжала шепотом”! Тебе бы такое никогда в голову не пришло!
— После фразы “Кое-где в снегу протоптаны заснеженные тропинки ногами людей” меня уже ничего не удивляет. А Кристина написала: “В комнату вошли двое. Они заметили, что девочка открыла глаза и начали что-то с ней делать”. Хардбас после этого еще полчаса сидел с туманным взором и представлял, что же они с ней делали. Зато сам он в ответ на невинный вопрос про композицию стал пересказывать серию “Шерлока”, в которой Холмс голый встает из ванной, и все, конечно, стали кричать: “Совсем голый?”, “Так и показали?”…
___________________
Артем отжимал свитер и ворчал себе под нос.
— Раз теперь нас двенадцать, у нас, наверное, получится попасть в лабораторию? — сказала Джейн.
— Надо попробовать. — Уля встала и отряхнула песок с джинсов. — Слушай, Хардбас, сейчас я превращусь в лису, и ты должен схватиться за мою лапу…
— А Марсель? Может, у тебя и получится объяснить ему, что он должен схватиться за лапу лисы и при этом не перегрызть ее, но я с этим точно не справлюсь.
Уля вздохнула.
— Ты далеко отсюда живешь?
— Пять минут.
— Ладно, пошли. Одного мы тебя не отпустим. Кто тебя знает, может, ты опять захочешь дома остаться…
Через десять минут они без приключений перенеслись к лаборатории. Это было идеальное место. Перед зданием находился большой пустырь и парковка. Они вошли внутрь. В вестибюле никого не было. В коридоре тоже. “Склад, — прочел Вова надпись на черной табличке. — Нам туда!” За серой дверью послышался громкий кашель. Все на цыпочках спустились по лестнице в подвал.
В помещении склада был полумрак. Ряды стеллажей, аптечные шкафчики вдоль стен.
— Рассредотачиваемся по всему помещению и ищем! — скомандовал Эверет.
И тут из-за стеллажа вышла какая-то девушка.
— Что вы здесь делаете? — строго спросила она.
— Дежавю какое-то! — пробормотала Уля.
И тут вперед вышел Хардбас.
— Помните фильм про Шерлока Холмса? — спросил он.
— Какой из? — спросила сбитая с толку девушка.
— С Камбербэтчем.
— Ну помню, конечно, — девушка оживилась. Хардбасу это понравилось.
— А помните серию, где он принимал ванну и забыл одеться?
Девушка захихикала.
— А помните серию, где он пролил кофе и считал, что у него день испорчен? Вот весело было!
Девушка ответила:
— Да-да, конечно, помню.
Они оба смеялись, но у девушки был немного странный смех, и Хардбас начал что-то подозревать. Чтобы убедиться в своих сомнениях, он спросил:
— А у вас какая самая любимая серия?
На что девушка ответила такое, что Хардбас чуть не поседел…
— Сорок седьмая. Та, где лягушка запрыгнула Холмсу в штаны, а он этого не заметил.
Какая сорок седьмая серия! Их всего только тринадцать! Но в это время люди увидел, что Маргарет машет ему рукой от входа. И он сказал:
— Ну ладно, спасибо за столь чудесный разговор… До свидания! – И драпанул быстрее рыси…
Все бегом поднялись по той же самой лестнице, толкая друг друга, и забежали в какую-то кладовую.
— Какое счастье, что эта плавиковая кислота так быстро нашлась, — бормотала Маргарет, пряча баллоны в рюкзак.
Уля сказала: “Хвост, появись, мордочка, явись!”, все ухватились за рыжую шерсть и переместились в Серый дом, в комнату с круглым столом.

Маргарет сильно ударилась головой. В глазах потемнело. Она встала с колен и потрясла головой, стало немного лучше. Теперь она могла наблюдать происходящее. О нет! В зале охранники! Вокруг все кричали, бегали , спасаясь от охранников, стол перевернулся, а стулья валялись на полу. Охранников было двое, но один, кажется вызывал подмогу, потому что орал в рацию:
— Мы нашли этих тварей! Мы их нашли! Быстро сюда! Мы находимся в секторе М34. Пришлите нам подмогу, да, да, конечно, лучше с газовой атакой! Там такие красивые девушки. Нет, что вы, нам просто нужна газовая атака, я ничего такого не имел в виду!
Кого-то охранники уже схватили,  стрельнув в ноги какой-то штукой, похожей на электрошокер (Даша показывала ей такую картинку). Кажется, эта штуковина вреда не причиняет, но обездвиживает. Парализованных людей становилось всё больше, на полу уже лежали Даша, Арт и Кристина. Остальные пока пытались  как-то  бороться. Маргарет осознала, что просто стоит на месте, как вкопанная.  «Надо что-то делать. Куда-то бежать или стоять? Бороться или убегать или прятаться? Надо что-то придумать!» — размышляла Маргарет.
«Надо найти выход, из любой ситуации есть выход… выход … Точно! Нужно найти выход! Выход из этой комнаты. Так, мы с Дашей свалились с потолка, значит, есть проход в потолке». Маргарет начала шарить по гладкому белому потолку и нащупала горячую плитку. Она надавила на неё и — есть! Плитка отодвинулась и образовался небольшой квадратный проход. Она схватила за руку первого попавшегося — это оказалась Гликерия, и просто забросила ее в проход. Тем временем гнусные охранники парализовали Голубую принцессу и Хардбаса. Маргарет хотела спасти как можно больше людей и, не теряя не секунды, подбежала к Джейн, которая пряталась за перевёрнутым столом:
— Скорее, помоги мне подсадить Вову, надо бежать через тот проход, — она показала на отверстие в потолке.
Джейн сразу всё поняла, кивнула Маргарет и они вдвоём быстро помогли Вове забраться наверх.
— Давай я тебя подсажу, ты лёгкая — предложила Джейн.
— Нет, я ещё попытаюсь спасти остальных, а ты взбирайся наверх, Вова, помоги Джейн залезть, — закричала Маргарет и побежала обратно. В это время Эверет с Егором накинулись на одного охранника, но тщетно — второй подбежал сзади и стрельнул электрошокером. Осталась только Уля. Она превратилась в Красную лису и рычала на охранников.
— Грег, что нам с этой делать? — недоуменно почесал за ухом один охранник.
— Доставай сетку из сумки, дебил! Сейчас мы её поймаем, — потёр руки второй.
— Уля, скорей сюда, бежим! — срывая голос, заорала Маргарет. Красная Лиса рванула с места и стремглав побежала вдоль стены (Маргарет и не знала, что лисы умеют так быстро бегать). Лиса прыгнула, и почти долетела до отверстия в потолке, но сетка сбила ее в полете. Острый край сетки  задел левую кисть Маргарет. Большая ссадина пересекла ладонь. Боль пульсировала. Маргарет захлестнула обида: «Как они смеют нас трогать! Гнусные убийцы!». Она бросилась к сетке, в которой запуталась Уля.
— Сейчас я тебя распутаю, подожди.
Но сетка была колючая и Маргарет просто изранила себе руки. К ним подбежали охранники.
— Не смейте её трогать! Вы не имеете право убивать ни в чём не повинных людей! — вот сейчас на Маргарет нападет настоящая истерика, и охранникам придется плохо.
Но тут из отверстия показалась голова Джейн:
— Маргарет, её уже не спасти, скорее сюда!
Маргарет опомнилась и, уворачиваясь от электрошокеров, в секунду оказалась под отверстием в потолке.
— Сначала с лисой, а потом с девчонкой разберёмся, — сказал глупый охранник, который не понимал, что девчонка убежит, а лиса — нет. Пока они возились с Улей, Джейн закричала:
— Маргарет, прыгай вверх и хватай нас за руки!
Маргарет прыгнула, схватила руки Аглаи и Вовы, но закричала от боли. Левую ладонь пронзила боль. Она разжала руку и осталась висеть на одной правой.
— Потащили! — скомандовала Джейн и они с Вовой поволокли Маргарет вверх. Они уже наполовину вытащили её, но ноги ещё были внизу.
— Хотя бы тебя мы спасли, — вздохнула Джейн, но это была ошибка. Маргарет стала карабкаться дальше, и уже собиралась закинуть одну ногу наверх, но почувствовала сильную боль в другой. Кто-то из охранников попал в неё элекрошокером. Её тело стало слабеть и выскользнуло из рук Вовы с Джейн. Они не смогли удержать её. Ах, если бы они тянули её за две руки!
Маргарет смутно, как во сне, услышала отдаляющийся голос Джейн, который постепенно сошёл на нет:
— Маргарет! 
Все звуки замолкли. Маргарет недвижно лежала, раскинув руки,  на холодном полу. Голова упала на плечо. Она уже была в таком состоянии — когда упала с неба и ушиблась головой. Но сейчас ей было хорошо. Рука перестала болеть: она её не чувствовала. Маргарет так сильно устала за последние двадцать четыре часа, что она была рада отдыху. Испытаний с неё было достаточно. Она ничего не слышала и смутно наблюдала происходящее.
Трудно сказать, о чём Маргарет тогда думала. Скорее не думала, даже не следовала за мыслями. Они спокойно проплывали мимо.  Это были разные мысли. О том, что Маргарет наконец-то отдохнёт, о том, что умереть здесь гораздо лучше, чем прожить бесполезную жизнь художника, о том, что она не боится умирать и о том, что она сделал всё, что могла, для других.
Маргарет смутно видела, как в комнату ворвались женщины в блестящих серебряных комбинезонах, которые обтягивали тело. На них были белые расстёгнутые халаты, как у врачей, развевающиеся поверх комбинезонов. Чёрные волосы были аккуратно уложены в пучок, а на губах была ярко-бордовая помада. Неестественно белая кожа дополняла картину. Они выглядели и вправду впечатляюще. Хотя Маргарет они не понравились, было понятно, почему охранники от них без ума. «Слишком они идеальные», — вяло подумала Маргарет и усмехнулась: «Я ещё в таком состоянии могу что-то думать». Голова гудела, поэтому она перестала напрягать мозг и расслабилась: всё рано скоро умирать. Главная женщина, которая стояла впереди всех, заорала, и так громко, что даже оглушённая Маргарет услышала:
— Отряд, газовую атаку начинай!
Все как одна одновременно натянули маски и достали из-за пояса огромные бластеры с булькающей синей жидкостью. Повалил белый дым. Стало нечем дышать. Маргарет послушно провалилась в сон.
***
Даша проснулась в туннеле вместе с другими. Тут были все, кроме Гликерии, Вовы, Джейн и Маргарет.
– Интересно, что с ними случилось и где они. Наверно, их не схватили охранники, — думала Даша. Она оглядела других. Как всегда, никто не занимается нужным делом. Всё ругаются. Егор говорит, что они теперь в плену, а значит в этом виновата Уля, которая перенесла их не в то место. Хардбас кричит, что забыл попрощаться со своей игрушкой и не хочет умирать. Эверет бубнит себе под нос, что жизнь окончена и настал тот самый чёрный день.
Даша решила заняться своим любимым делом — медитацией. С помощью медитации люди не теряют веру в лучшее, а её сейчас крайне не хватает. Даша встала с пола и сказала:
– Люди, давайте поиграем в одну игру. Правил тут совсем немного. Во-первых, когда игра начнётся надо вести себя тихо и никому не мешать. Во-вторых, нужно сидеть в позе лотоса. И делать вот так: «Омммммм». И всё.
— А как называется эта игра?
— Медитация, — ответила Даша.
— А зачем она нужна? — спросила Кристина. 
— Она даёт возможность расслабиться и найти баланс в себе.
С виду все поняли, как играть, и сразу начали. Кто-то не захотел и отошёл в сторону, но Даше было всё равно: она сама сейчас хотела расслабиться.
 
 * * *
 Первое что пришло Маргарет в голову, было: «Где я? Почему я ещё не умерла?». А второе – «Раз я не умерла, хватит с меня отдыха, пора заняться делом».
Она поднялась с пола и огляделась. Тусклое освящение, сырой тунель. Пахнет плохо, канализацией. На потолке туннеля висит одинокая лампа, как будто колос ржи в огромном поле, который забыли скосить. Больше в туннеле ничего не было. Маргарет пошла направо, потому что  слева пахло ещё хуже.
 
На удивление, она двигалась очень легко, ничего не болело. Она побежала. И через полминуты наткнулась на остальных. Они в кружок сидели  на полу.
Туннель кончался сплошной стеной. Только сейчас Маргарет поняла, что туннель, в котором они находятся, вовсе не туннель, а огромная труба. Стены были сделаны из ржавого железа.  Местами были лужи. «Очень напоминает водосточную трубу», — закралась неприятная мысль в голову Маргарет. Почему-то в конце круглого туннеля красовалась платформа, и совсем не ржавая! Маргарет взобралась на неё и посмотрела на остальных:
— Что вы делаете?
Но ей никто не ответил — все сидели в кружок и гудели:
— Омммммм,
Сидели и гудели. Все одиннадцать человек. Нет, стойте, какие одиннадцать! Их тут только пять! Ну конечно, как Маргарет могла забыть про Джейн, Вову и Гликерию? Но не хватало ещё троих. Где они?
 
Кто-то позвал Маргарет сзади. Она обернулась и увидела Улю, Эверета и Кристину. Маргарет тут же накинулась на них с расспросами:
— Что здесь происходит? Где мы? И почему они там сидят? 
— Они медитируют, — скривилась Уля.
— Только что все орали на друг друга, а Даша всех успокоила. Теперь они медитируют, чтобы как сказала Даша, найти баланс. Они считают, что медитация поможет им найти выход из положения, — тихо проговорила Кристина
— А почему вы не с ними? — спросила Маргарет 
— Мы просто не захотели заниматься этой ерундой, — фыркнул Эверет.
— Маргарет, а почему ты здесь, я же видела, как ты спаслась вместе с Джейн и другими? — спросила Уля.
— Я не успела забраться наверх, в меня выстрелил охранник.
— Мерзкие твари! — выругался Эверет
— Давайте ближе к делу, как я поняла, мы попали в плен к Мортону. Надо как-то связаться с Джейн. Они должны нам помочь выбраться отсюда — рассудила Маргарет. 
— Уля, ты можешь нас перенести обратно? — спросила Кристина.
— Нет, я уже пробовала превращаться в лису, но заклинание почему-то не работает, смотрите.
Уля продемонстрировала неудачное превращение. Она сказала: «Хвост появись, мордочка явись», начала уменьшаться, потом вдруг резко увеличилась и упала па пол.
— Лучше я так больше делать не буду. Что-то меня тошнит…
— Видно в этом подземелье стоит блокировка превращений. А то отсюда бы уже все сбежали, — задумчиво сказала Кристина.
 
— А пойдёмте посмотрим, что с левой стороны трубы. Должен же здесь быть выход! — предложила Маргарет.
Все согласились. Они шли уже несколько минут. На полу было всё больше луж. Пахло отвратно. Пришлось карабкаться по стеночке, чтобы не замочить ноги. Запах становился всё хуже.
 
Путь им преградила решетка. Но через прутья можно было просунуть руки. Они подошли поближе и увидели, что за решёткой, на стене трубы, висит пульт с разноцветными кнопками. 
— Надо нажать на какую-нибудь кнопку и откроется эта решётка, — предположила Кристина.
— Главное –  нажать на правильную кнопку, — предупредила Уля.
— Хм, кнопки эти странноватые, я не уверена, что они сделают что-то хорошее. Ведь и плохое могут!  — засомневалась Маргарет.
 
Но её сомнения прервал Эверет:
— Да что здесь может быть подозрительного? Ведь это всего лишь пульт управления, и дураку понятно, что он управляет как раз этой решёткой. Чем здесь ещё можно управлять, по-твоему? 
— Ну не знаю, как-то это на ловушку похоже. Зачем делать кнопки так близко к решетке? Не думаю, что для того, чтобы можно было спастись,  — гнула свою линию Маргарет
— Боже, вечно ты любишь поумничать и порассуждать. Хватит тянуть, давай, жми на кнопку, ты ближе всех к решётке, — поторопила её Кристина
— Стойте! — сказала Уля. — Я думаю, надо написать письмо для Джейн и других, прежде чем разбираться с этой решёткой.
— Да, думаю Уля права, — подхватил Эверет. — Неизвестно, что нас ждёт дальше, а вот письмо мы написать можем.
 
Так и сделали. Кристина оторвала кусок белой ткани от своей пижамы, а Эверет дал ручку, которую всегда носил с собой в кармане джинсов. Маргарет взялась написать письмо.
— Только оно должно быть кратким. Не думаю, что у них будет время читать долгие послания. Да и Мортон не лыком шит, может письмо перехватить — сказала Уля.
Получилось вот так:
«Мы живы. Сейчас мы в большой трубе. Остальные». 
Маргарет ещё хотела добавить, что они стоят у решётки, но Кристина сказала, что не вечно же они будут тут стоять.
— Теперь надо попытаться отправить это письмо — сказала Уля.
— Только вот как? — спросил Эверет.
 
— Черт с ним, с письмом этим, давайте решётку откроем! — встряла в разговор Кристина. — Маргарет, жми уже на эти кнопки!
— Ну как хочешь, — сказала Маргарет, просунула руку через решётку и нажала на жёлтую кнопку. Из стены выехала маленькая труба диаметром примерно пять сантиметров. Она стала засасывать в себя воздух с силой урагана. Похолодало. Прямо у трубы образовался смерч . Как ни странно, вода на полу даже не шелохнулась, а мирно поблёскивала в тусклом освещении лампы.
 
— Что за вода такая? — попыталась перекричать гудение и свист Маргарет, но её никто не услышал. Это маленькая труба так громко затягивала воздух! Уля отчаянно пыталась что-то сказать, но Маргарет не слышала НИЧЕГО. Она смотрела, как Уля открывает рот, а вокруг всё свистело, гудело, завывало… Казалось, что сейчас труба засосёт всех.
Маргарет  показала Уле жестами, что не слышит её. В ответ Уля показала на письмо и на трубу. Маргарет не поняла. Тогда Уля вырвала письмо из рук Маргарет и сунула в трубу. Всё сразу стихло. 
 
— Как я могла забыть, это же соединитель! — стукнула себя по голове Маргарет. — Один астроном на ярмарке рассказывал про такие. Эти соединители приходят на помощь в очень трудных ситуациях и отправляют послание или вещь, тому, кто может помочь. Но пока ты не положишь вещь в соединитель, он будет засасывать в себя всё, что вокруг.
 
— Я этого не знала… — Сказала Уля.
— У тебя хорошая интуиция, — похвалила Маргарет.
— Что ж, будем надеяться, что письмо дойдёт до Джейн, — сказал Эверет. — Но почему эта труба не засосала воду??? 
— Я тоже задаюсь этим вопросом. Здесь происходит много странностей. 
 
Все одновременно посмотрели на решётку.
— Тут пахнет опасностью, — сказала Уля.
Но Кристина заспорила.
— Чепуха, мы сами себя пугаем. Нужно наконец-то открыть эту решётку. Давай Маргарет, жми на другую кнопку!
 
Маргарет вздохнула.
— Ну ладно, — и нажала на зелёную кнопку. Вдруг выключился свет. Вода болотного цвета засветилась. Вернее не вода, а то, что плавало в воде. 
— Змеи! — оглушительно завизжала Кристина. Всех охватил ужас. Теперь Маргарет понимала, КАК умно они поступили, что не решили идти по воде. 
— Нееет! Они меня сожрут!!! — вопил Эверет.
— Помогите! Как отсюда выбраться? — колотила руками стену Уля.
— Чертова хреновина, врубите свееет! — изо всей силы стучала по разноцветным кнопкам Маргарет.
— Змеи, змеи! Тут змеи! — не переставала повторять Кристина. 
 
Эверет поскользнулся и оказался в воде. Уля и Кристина схватили его за руки и стали тащить вверх. А змеи тем временем обвились вокруг его ног.
— О боже, эти гадёныши тащат меня вниз! — вопил Эверет — Они меня сожрут!!! Это сон, явно сон… Помогите!!!
— Я пытаюсь! Давай, Кристина на раз-два потянули, и раз! И два! — командовала Уля
— Пол исчез! — закричала Кристина.
 
И правда, только что слой воды был всего-то сантиметра четыре, а теперь Эверет был уже по пояс в воде. 
— Меня туда затягивает! Спасите! — кричал он и погружался всё глубже и глубже.
Маргарет изо всей силы барабанила по кнопкам. Она нажимала на все подряд, но всё тщетно — видно, выключили электричество. Маргарет нащупала еще какую-то кнопку сверху. Она нажала на неё, но кнопка залипла. Тогда Маргарет стукнула по кнопке кулаком со всей силы. Пульт управления оторвался от стены и полетел вниз в воду. На него стазу накинулись змеи и утащили куда-то вниз. На месте прибора оказалась большая горящая красная кнопка. 
 
— Ааааа! Помогит…Бульк-бульк — не успел договорить Эверет. Уля с Кристиной явно проигрывали змеям. Кроме как нажать на загадочную кнопку, Маргарет ничего не оставалось. Она нажала на неё двумя руками и всё сразу остановилось. Змеи куда-то уплыли, Кристина и Уля сразу вытащили Эвереста из воды. Он привалился к стене и тяжело дышал.
 
Кажется всё наладилось, но нет. Послышался скрежет, и решётка стала медленно открываться.
— Мы сделали это! — воскликнула Маргарет.
И тут раздалось рычание. Сначала тихое, а потом всё более и более громкое. А потом они увидели ЕГО. 
 
— Ааааа! — Маргарет услышала, как кто-то кричит ее голосом.
— Бежим! — крикнула Уля и побежала. Зверь настигал беспомощных детишек. Маргарет обернулась и увидела, что чудище открыло пасть и собирается схватить Кристину.
— Простите меня, но другого выхода всё равно нет! — крикнула она. И столкнула в воду Кристину, а потом Улю и Эверета. И прыгнула сама. Змеи уплыли вниз, значит они тоже могут. Она не знала, как в этой странной воде работают силы притяжения, но все опускались на дно очень быстро, как будто гири. Вот Маргарет коснулась дна, и ее сознание отключилось…
 
— О, Маргарет тоже очнулась, кажется теперь уже все, — произнес голос Егора.
— Слава богу, что всё обошлось — услышала Маргарет приятный голос Даши. Она открыла глаза и, шатаясь, встала на ноги. Вокруг была белая пустота. Этого Маргарет ожидала в последнюю очередь. Пол был гладкий, но нельзя было понять, где он заканчивается и переходит в стену, и где стены переходят в потолок. Девять подростков в разноцветной одежде выглядели очень ярко на фоне белой пустыни. 
— Где это мы?
— Где-то в Сером доме, — ответила Лена. Она одна из всех выглядела прилично. Одежда остальных была мокрой и грязной, а Лена как будто только что вышла из магазины одежды в обновке.
 
— Как вы здесь оказались?  — спросила Маргарет.
— Я то же самое хотел спросить у вас! — сказал Егор и выпучил глаза. Ди взялась рассказывать:
— Мы медитировали и услышали какие-то странные звуки.
— Как будто бензопилу “Дружба” подключили к концертным колонкам, — вставил Хардбас.
— От этого рычания правда кровь стыла в жилах! — воскликнул Арт.
— Мы пошли на странный звук и вскоре увидели чудовище, оно…
— Можешь о нём не рассказывать, мы с ним столкнулись лицом к лицу и ели унесли ноги, — перебила Дашу Уля.
— О’кей, как скажешь. Там на полу было много странной воды, и её количество увеличивалось с каждой секундой. Всех так сильно шокировало чудище, что мы замерли на месте, а труба тем временем превратилась в огромный бассейн. Пол куда-то исчез и все стали отчаянно барахтаться в воде, пытаясь выплыть, но почему-то только больше погружались в воду. Чудовище явно не хотело лезть за нами в воду. Вода быстро заполнила всю трубу. Мы думали, что погибли, но нас утянуло на дно и мы очнулись здесь. 
 
— Нам нужно выбираться отсюда. Я уверена, что это очередная ловушка. Хитёр же этот Мортон! — сказала Маргарет. 
— Найти бы отсюда выход! — устало произнёс Эверет
— Да, двери бы не помешало здесь оказаться. — сказал Егор.
— Пошли, когда-нибудь эта белая пустота кончится, я уверена. — сказала Маргарет и пошла вперёд.
 
Но на этот раз она была не права. Казалось, что пустота не кончится никогда. 
— Да должна же быть хотя бы одна дверь! — воскликнула Джейн. 
— Дверь, появись, — произнес Хардбас, и тут же вдалеке возникла  коричневая точка. Всё побежали к ней. Эта оказалась дубовая дверь с золотой ручкой. Она стояла посреди белой пустоты. Вокруг нее не было стен. Ощущение от этого было странное.
— Что ж, давайте откроем её. — решила Маргарет — Может хотя бы это нам поможет…
Но когда она коснулась ручки двери, то отлетела на несколько метров. 
 
— Ты не ушиблась? — спросила Даша. Маргарет покачала головой.
— Я уверена, надо её открыть.
Но почему-то теперь, когда они пытались подойти в двери, дверь отодвигалась от них. Чем быстрее они шли, тем дальше она отодвигалась. 
— Что за шутки? Мы так не договаривались! — раздражённо сказал Эверет.
— Я знаю, это не шутка, это логическая задачка и надо её решить, иначе мы не выберемся отсюда, — сказала Маргарет. 
— Так и будет, — пессимистично сказала Даша. Но Маргарет воскликнула:
— Это иллюзия! Точно! Надо всё делать наоборот. Если мы пойдём от двери, она будет к нам приближаться.  
— Не уверен, что это сработает, — с сомнением сказал Егор.
— Другого выхода у нас всё равно нет! — воскликнула Уля.
 
Они двинулись назад, но идти было очень трудно. Ноги подкашивались, как будто завязли в какой-то невидимой грязи. Сразу несколько человек начали ныть, что ужасно хотят спать. А Маргарет твердила:
— Где ваша сила воли? Давайте поднажмём, уже немного осталось.
Дверь приближалась к детям со скоростью, которую называют в час по чайной ложке. Когда до нее оставалось совсем немного, начали появляться кровати. Они просто возникали из воздуха. Усталые глаза детей, которые норовили вот-вот сомкнуться, всё же довольно ясно видели, как порывы ветра соединяются в воронки, а из них формируются белые комочки, превращающиеся в мягкие и удобные кровати. Ах, как же они их манили! Так хотелось лечь и отдохнуть! Но Маргарет твердила себе, что это ловушка, ловушка, ловушка. 
 
— Быстро. Отошёл. От. Постели. Иначе. Умрёшь. — останавливала она одного за другим. После каждого слова она делала вдох, потому что сил говорить не было совсем. Вскоре к ней присоединилась Уля, которая тоже преграждала всем путь к постелям и тащила за шиворот тех, кто совсем не мог идти. Последний метр был совсем невыносимым: Хардбас и Лена упали на пол, и пришлось тащить их на себе. Маргарет каким-то непонятным образом потянула ногу, хотя всего лишь пыталась сделать шаг. Эверет твердил, что у него вот-вот расколется голова, а Арт, не в силах ничего сказать, схватился за коленку и начал завывать.
 
И вот наконец дверь рядом с ними. Маргарет попыталась ухватить ручку. Тщетно: дверь вырвалась из её рук. Из-за этого у Маргарет иссякли все силы, она упала на колени и могла только хрипеть и стонать. Тогда Уля с Дашей и Егором втроём схватились за ручку и… ура! Дверь поддалась. Дети распахнули её, и белую пустоту прорезал яркий голубой свет. В ту же секунду всех засосало внутрь.
 
Дети оказались в маленькой голубой комнате. По стенке стояли три кровати, на которых валялись бутылки из-под кока-колы и пакеты из-под чипсов. На тумбочке напротив кроватей стоял старый телевизор, а на полу валялся пульт. На одной стенке висели картинки навороченного оружия, людей в военной форме и девушек в обтягивающих платьях. Около тумбочки валялся журнал  «Для настоящих мужиков». В углу стояла мусорная корзинка, доверху наполненная консервными банками и упаковками от ролтона.
— Где мы? — робко спросил Арт.
— Пойдёмте отсюда, — сказала Кристина. Но как только они хотели открыть раздолбанную, облупившуюся дверь, она открылась сама. Перед ними стояли два охранника. 
— Билл, а что делают вот эти в нашей общаге? — спросил один, с тупым выражением лица. 
— Не знаю, но им здесь точно не место. А, точно! — стукнул себя по голове Билл — Я знаю, кто это! Это они только что сбежали из Т.С.П.
— Ой, Билл, а я случайно забыл, что такое Т.С.П. — виновато почесал затылок второй.
— Труба Специального Предназначения, идиот! Сколько тебе раз повторять? Оттуда ещё ни разу никто не сбегал! Это очень странно, потому что Т.С.П. работает уже лет 50. Видно в ней что-то сломалось за долгое время работы.
— Так что нам с ними делать? 
— А вот за них, Том, — Билл ткнул пальцем в детей, — нам выпишут специальную премию. Не каждый день выпадает удача словить опасных преступников, бродящих по окресностям нашего логова, хе-хе! Вы ведь уже многое увидели, да, детишки? — ухмыльнулся он и не дожидаясь ответа продолжил:
— Так что нам с тобой, Том, сильно подфартило! — он хлопнул Тома по плечу. Тот ухмыльнулся.
Билл потёр руки, вытащил какую-то маленькую штучку, похожую на зубную щётку и выстрелил ею в потолок. Больше Маргарет ничего не помнила. 
 
Они очнулись в клетках. 
— Интересно, почему нас ещё не убили? — грустно спросил Егор.
— Тихо! — прикрикнула на него Маргарет. — Я слышу какие-то шорохи! Вон там — она показала рукой на коридор.

Когда Маргарет упала, Аглая набросилась на Вову:
– Надо было сильнее держать!.
– Это я слабо держал?! Вообще-то девочки слабее мальчиков!
Они бы еще долго спорили, если б их не помирила Гликерия: «Хватит, а то мы никогда никого не спасем! Давайте лучше думать, как спасать наших друзей».
– Прежде всего, – сказала Аглая – давайте говорить тише и закроем дыру!
Гликерия и Вова послушно закрыли дыру плиткой.
– А что дальше? – спросила Гликерия.
– Аглая, спросил Вова – правда, что ты умеешь подражать чужим голосам?
– Да, а что? – сказала Аглая.
– Как ты думаешь, ты бы смогла подражать голосу охранников?
– Да!
– Вот и отлично! Тогда нам удастся выручить друзей! – сказал Вова.
– А если нас схватят? – испугалась Гликерия.
– Давайте сначала все обдумаем, – предложила Аглая.
– Охранники! – вскрикнула Гликерия.
Они обернулись. Из-за поворота показался охранник.
– Скорее в ту комнату! – скомандовал Вова. Они быстро забежали в ту комнату, на которую показывал Вова, никем не замеченные.
– Фу, сколько здесь мусора! – поморщилась Аглая.
– По-вашему это мусор? – сказал Вова – А по-моему это самый настоящий материал для отвлекалки. И Вова достал из мусора старого, уже неработающего робота. — Ничего вечного нет, – пробормотал он, разглядывая покореженный механизм.
– Зачем это? – поинтересовались Гликерия и Аглая.
– Помните, Маргарет рассказывала о каком-то механическом голосе в зале с Мортоном, – вспомнил Вова. – Так вот …
Тут Гликерия нечаянно нажала на кнопочку на роботе и раздалось пиканье.
— Ба, да он еще работает! – удивился Вова. – Вы сторожите, а я его запрограммирую, чтобы он говорил тем голосом.
– Но в чем же суть твоего плана? –  спросила Гликерия.
– В общем так, Гликерия, ты пойдешь к ним навстречу и скажешь: «Я пришла освободить своих друзей», они попытаются тебя схватить, ты побежишь. Когда Гликерия добежит до поворота, ты Аглая скажешь голосом Маргарет «Скорее, Даша, Соня, мы на свободе, бежим!» и охранники разделятся. В эту минуту с другого конца раздастся механический голос, мол все вызываются в Тронный зал. Это будет наш робот. Потом я проникну внутрь и освобожу сначала Маргарет, потом Эверета на случай, если охрана вернется.
– Сначала надо выяснить, где их держат, – сказала Аглая.
— Ну наверное, ты за пару часиков могла бы это сделать.- немного смущённо ответил Вова.
– Значит я сделаю за вас всю работу, а вы будете сидеть и бездельничать!- чуть ли не завопила Джейн, готовая поссориться второй раз подряд.
– Эм, прости Джейн, – туша разгорающююся ссору, встряла Гликерия, затем убедившись в том что её слушают продолжила, – но это самый простой способ. Возможно, мы могли бы за пару лет общарить всю базу, но у тебя, с твоей способностью подражать голосам, это получится явно быстрее.
– Тем более что мы не будем бездельничать,- спокойным тоном добавил Вова.- Я пока робота перепрограммирую, а Гликерия меня посторожит.
Джейн вздохнула и, не сказав ни слова, вышла из комнаты.
Гликерия встала на стражу, а Вова согнулся над роботом. 
Через полчаса в коридоре послышались шаги. “Это Джейн!” — обрадовалась Гликерия и высунула нос за дверь. Это были охранники. Хорошо, что нос у Гликерии был такой маленький. Она юркнула обратно незамеченной.
– Слышь, Арольд, – сказал голос:  – Повезло нам, хорошо хоть не уволили!
– Да если б нас и уволили бы, все равно бы не отпустили, так что жизнь бы не изменилась, – сказал второй.
– А все-таки, Грег, нам очень повезло, что сбежавшая Лиса снова поймана, а иначе б Мортон нас …
– Не произноси этого имени, оно меня кидает в страх! – сказал тот, кого назвали Грегом.
Они протопали мимо. Глихерия облегченно вздохнула и повернулась к Вове. И вздрогнула. На мгновение ей показалось, что в углу, за сломанным пианино, притаился охранник. Но потом она поняла, что это просто чья-то старая форма.
— Фух, готово! — Вова поднял голову. 
— У меня есть идея! — сказала Гликерия. — Одевайся! Так будет надежнее.
Когда Вова надел костюм охранника, оказалось, конечно, что он ему велик.
– А давай, я на ходули встану, а ты в штанинах спрячешься! Я видел здесь ходули, – предложил Вова.
И тут вошла Джейн. Она попятилась, увидев в темноте охранника, но быстро сообразила, что к чему.
— Пойдемте, — сказала Джейн. — Я всё выяснила.
Они вышли в коридор. Вскоре он стал сужаться, и они пошли медленней, особенно Вова, державший тяжелого робота. Они видели разные странные помещения, например, комнату, похожую на пустой зоопарк: там были клетки.Когда встречались, двери настроеные на голосовой интерфейс, то Вова беззвучно шевелил губами, а Джейн снизу говорила мужским голосом: «Исполнитель охранной функции».
И вдруг из-за угла прямо на них вышла пара охранников. Аглая, шедшая сзади, успела спрятаться за колонной, а Вова столкнулся с охранниками лицом к лицу.
– Эй, да это лицо мне знакомо!- пропел один из них.- Слушай парень, а ты случайно не из тех ребят, что улизнули о нас? Даа где-то я лицо это видел. Арестую тебя на всякий случай.- произнёс он доставая рацию. Но выбрать канал он не успел что-то выбило рацию у него из рук. Это была Гликерия, выскочившая из Вовиной штанины. Она раздвинула губы и зашипела, а охранник ещё не успевший оправиться от неожиданности не был готов к внезапной атаке.
-Никто не смеет арестовывать моих друзей!-яростно орала она выдирая клочья волос.- Ты подлец, жалкая душонка не достойная носить шерсти!
Когда охранник остался лысым, она спрыгнула с него и убежала следом за Джейн и Вовой.

— Здесь! — прошептала Джейн и указала на очередную дверь.
Гликерия подошла к двери, постояла несколько секунд, сжавшись в дрожащий пушистый комочек, а потом решительно распахнула дверь и вбежала внутрь. Вова и Джейн, спрятавшиеся за горшком с огромным фикусом, услышали: «Здравствуйте, можно забрать у вас моих друзей?» Как и предполагал Вова, охранники побежали за ней.
Потом Аглая сказала: «Быстрей, Ди, Милли, бежим»!. Тут сзади раздался голос: «Вас вызывает Мортон, и если Эванс не придет, он даже не знает, что с ним делать». Сотрудники, которые остались сторожить, незамедлительно побежали в Тронный зал.
Вова быстро вбежал в комнату, схватил ключи, оставленные на столе, и начал отпирать клетки. Вот он отпер Маргарет, потом Ди, Эверета, Гора, Артема. Когда отпер Кристину, вернулись те охранники, которые побежали в Тронный зал и поняли, что вызов был ложный.
Увидев, что клетки открыты, а пленники собираются бежать, один из охранников быстро достал антенну, но Егор навалился на него и выбил антенну из рук. Антенна попала в руки Вовы, и он сломал ее. Ключи же Вова бросил Кристине, чтобы она освободила остальных. Остальные охранники достали электрошокеры, но Эверет тоже взял электрошокер вмиг уложив двух, и увернувшись от пяти выстрелов, сказал: «Это больше на нас не влияет!»

После того, как Гликерия, Вова и Джейн всех спасли, все опять начали ругаться и обвинять друг друга в чём попало.
Эверет орал на Арта, а тот возмущался и размахивал руками. В конце концов Арт начал смеяться. Он смеялся так громко, что его смех заглушал реплики остальных, но в пылу ссоры этого никто не замечал. Ди орала на Маргарет из-за того, что она спасла чужих людей, а её шандарахнули током и бросили в клетку.  Егор критиковал Гликерию, Вову и Джейн за недостаточно продуманный план.
Когда уже готова была разгореться драка, Даша решила продемонстрировать свои способности красноречия. Встав на стул, она  включила колонку, которую всегда носила с собой:
– Слышьте, люди, нас сейчас опять найдут охранники и кто-то там ещё.  Все замолчали, и она сбавила звук, — Давайте, всё решим, как нормальные, спокойные люди, нам же ещё спасать Москву, а может, и целый мир. Давайте всё обсудим,— тут она скатилась и села на стул, как босс и выразительно посмотрела на всех:
— Нам надо собраться и всеми силами придумать, что делать, и стараться не ссориться друг с другом.— Все успокоились, кроме Эверета и Артёма, которые злобно переглядывались. “Ну ничё успокоятся”, — подумала Ди. Стали обсуждать план.
-Хорошо, что вещество у нас!- сказала Кристина.
-К сожалению нет, – ответила Маргарет.- Охранники его сразу отняли…
-Пропадай моя телега… – прокомментировал Хардбас. Он был мастер дельных комментариев.
-Неужели придется опять переноситься в лабораторию? – уныло спросил Егор. — Это какая-то бесконечная история…
-Извините, – кашлянула Красная Лиса. – Но я успела… как бы это сказать… Выкрасть вещество обратно…
-Но как?- изумился Вова.
– Да так. Когда мы нашли кислоту в лаборатории, вы побежали направо, к выходу. Я немного от всех отстала и увидела на столе какую-то странную колбу, не похожую на остальные. Жидкость внутри нее была на самом дне и переливалась разными цветами. Интуиция мне подсказывала, что эта жидкость пригодится. Я почему-то поняла, что лучше в этом месте быть лисой, но при этом колбу в лапах было сложно бы нести. Тогда я превратилась в девятихвостого лиса и взяла колбу одним из хвостов. Я быстро побежала за вами, но не нашла вас. Там была развилка и, видимо, я повернула не в ту сторону. Я оказалась в помещении внушительных размеров с зеркальным потолком. В углу комнаты, в которой не было мебели, находилась дверь. Я подбежала к ней и какой-то голос сказал мне:
— Пароль.
Я стала вспоминать, какие пароли чаще всего используют люди:  даты праздников или что-то в этом роде. Потом в голове у меня всплыло последнее,что сказал мне синица: «Если что, пароль СИНИЦА ТАК СКАЗАЛА». И я сказала:
– Синица так сказала.
Дверь открылась, и я увидела другую лабораторию с множеством колб на столе. Среди них была колба с плавиковой кислотой. И интуиция опять мне подсказала, что она мне пригодится. Я взяла и ее. Я огляделась по сторонам. В другом углу оказалась  еще одна дверь. Я подошла к ней и сказала тот же пароль. И оказалась в какой-то камере. Я стала ходить по ней и вдруг поскользнулась. Колба с разноцветной жидкостью разбилась, к колба с кислотой закатилась под скамью, мне ее было не видно. Вдруг кто то крикнул:
-Эй, что это там разбилось?
-Пойдем посмотрим!
Я выбежала из камеры и закрыла за собой дверь. И увидела Кристину, забегающую в кладовку. И потом вы сами знаете что: я вернулась и переместила всех обратно. Нас поймали, но когда мы тонули в тоннеле и я потеряла сознания, я каким-то чудом оказалась в той камере, где потеряла вещество. Почему-то я была лисой. Я поводила лапой под скамьей, нащупала колбу  и спрятала в хвостах. А когда я очнулась, колба оказалась в кармане моей толстовки. Чудеса какие-то. 
– И ты нам ничего не рассказала?- с укором спросила Джейн.
-Не то чтобы у нас было много времени для бесед, — ответила Уля.
– Тогда мы близки к победе ! – сказала Маргарет
– Да! Давайте закончим уже, я к морю хочу! – поддержал Эверет.
– Ну, наверное, стоит узнать наконец, где находится Синхроглюкопробутатор? – сказала Уля.
– А мы точно хотим это узнать? — поднял брови Хардбас.
– Замолчи! – закричала Маргарет – Мы должны найти его!
– Я знаю где он, – сказала Кристина.
– Ты тоже к Хардбасу присоединилась?- заорал Эверет. — Шутники хреновы!
– Нет . Я абсолютно серьёзно.
– Так, я так больше не могу. Всё! Спокойно. Спокойно. Фууух. — Терпение Маргарет явно было на исходе.
– Прости что перебила , но может, правда послушаем ее? – предложила Уля. Маргарет сделала глубокий вдох.
– Эххх … ну ? Что ты там хотела сказать?
– Синхроглюкопробутатор находится недалеко отсюда. А именно: сначала направо, потом налево, прямо и последняя дверь слева, – ответила Кристина.
– Откуда ты знаешь? – хором спросили все.
– Я пять лет пролежала в коме в этом здании. За пять лет можно много чего узнать. Я почти везде побывала за это время, но при этом никто меня не видел, я была как призрак. Я знаю каждую дверь тут, всех сотрудников. Это ужасно —  быть никем в жизни, которая идёт совершенно без тебя. Но мне нравился этот дом. Тут так тихо и уютно.
– И ты об этом молчала?! Если бы ты это сразу сказала, мы могли бы сразу переместиться туда из химической лаборатории! – изумилась Маргарет.
– Ну вы меня почти не замечали …
– Ладно. Спасибо! Пошли.

ПОДЕЛИТЬСЯ
• 



Дверь была обычная, черная с красной подсветкой. Рядом с дверью была кнопка. Егор взялся за ручку и стал ее трясти. Дверь не поддавалась.
— Тут же кнопка! — раздраженно сказала Маргарет. И нажала на нее.
Раздалось режущее слух пиканье.
— Да это же азбука Морзе! — воскликнул Вова. — Они говорят, что доступ разрешен только сотрудникам. Если вы сотрудник, произнесите любую фразу.
Все посмотрели на Джейн.
— Капучино без молока, — произнесла Джейн голосом охранника.
Дверь со скрипом открылась.
Компания оказалась в большом зале. Пространство было залито фиолетово-синим светом. Зал был зеркальный. Со всех сторон на детей смотрели их собственные бледные лица.  Пол тоже был зеркальный. В углу стоял огромный железо-бетонный механизм с огромной панелью и массой кнопок. Медный насос размером с шею жирафа с пыхтением качал разноцветную жидкость, которая стекала по прозрачной трубе. Прибор вибрировал, как стиральная машина, работающая в режиме “отжим”.
Ребята окружили синхроглюкопробутатор.
— Что же, всё ясно! — сказал Эверет. — Надо применить силу.
Он достал из рюкзака сумку с мультиинструментами и потянулся к ближайшей панели. Он открутил какой-то незаметный винтик… и панель с треском рухнула на пол. Все замерли, а Эверет выругался.
— Нельзя ли не ругаться? — пробурчал Арт.
— Отстань, неженка! Мне нужно минут тридцать, и я доберусь до главного блока. — И Эверет протиснулся внутрь механизма.
— А фонарик у тебя есть? — спросила Уля.
— Зачем он мне нужен? Я что им, блоки разбивать буду?
— У тебя что, глаза видят в темноте, как у кошки?
— У меня нет ничего общего с кошками!
Гликерия зашипела.
— Я собираюсь закрыть панель. Ты такой ловкий, что наверняка перебудил всех охранников.
— Верно, лучше спрячься — сказала Маргарет, — если они прибегут, мы их отвлечем.
Она как в воду глядела. Не успела Уля прикрыть отвинченную панель, как скрипнула дверь и в зал вошел мужчина в желтом свитере в зеленую полоску. Растрепанные седые волосы, бегающие зеленые глазки, лицо в шрамах.
Он медленно и картинно захлопал в ладоши.
— Поздравляю вас, дорогие дети! Не каждому выпадает честь посмотреть на это произведение машиностроительного искусства. Сейчас я проведу для вас бесплатную экскурсию по устройству нашего уникального прибора. Жаль, что в конце экскурсии вы отправитесь на тот свет.
–Итак, уважаемые дети, -продолжил мужчина, – Я ваш экскурсовод на сегодня – доктор Эванс, нет, профессор Эванс.Перейдем к теме.
Много лет назад, когда мальчику Мортону было всего-то пять лет, он с друзьями придумал нашу красотку. Они считали это всего лишь игрой, но, когда выросли, всерьез задумались над этой «игрой». Хе-хе, они даже не думали, что из этого выйдет. Первый прототип этой машины назывался «синхромашина». Она была в три раза меньше нашей малышки, всего лишь размером с большой стол. Она была более безобидной, чем сейчас, — от ее воздействия люди просто засыпали на пять минут.
Во время эксперимента чтото пошло не так: машина стала подпрыгивать, трещать, из нее стали бить молнии. Друзья Мортона сбежали, но Мортон хотел стать великим ученым и пытался остановить механизм. Но в него попала молния. Он не просыпался несколько дней, и все посчитали, что он безнадежен.
Мортон проснулся в огромном зале. Дело в том, что после удара молнии он перестал быть похож на обычного человека: его тело было полностью покрыто шерстью, в волосах у него были рога, как у барана. И вся кожа стала красного цвета. Вместо ногтей у него были когти, а вместо зубов клыки. Он выглядел очень угрожающе. Его привезли в лабораторию, которая находилась здесь, в Сером доме, для исследований. Когда он проснулся, на него смотрели несколько человек, одетых в белые халаты. Он посмотрел на них и сказал:
-Теперь вы– мои подчиненные! Быстро позовите остальных, я ведь знаю, вы тут явно не одни, паразиты!
-Но.. кто ты?- спросил один из ученых.
— Как ты смеешь спрашивать, кто я такой, тварь?! Конечно же, я ваш повелитель Мортон! – прорычал Мортон. Он был очень страшный. Скалился, сидел в странных позах, постоянно чесался. Никто не посмел его ослушаться.
Вот так и пришел в наш Серый дом наше высочайшее величество! Теперь у него есть слуги и ученики. И я — первый из них! Лучшие ученые мира работают на Мортона! А первый указ его был — построить огромную машину, под названием синхроглюкопробутатор! Он хотел поработить мир, и так и случится! А сейчас я познакомлю вас с механизмом.
Эванс немного отошел в сторону и жестом велел всем идти за ним. Они подошли ближе к машине, и Эванс продолжил свой рассказ:
-Видите этот насос? Это главный пункт синхроглюкопробутатора. Он качает рацин – специальное вещество, которое разносится по всем трубам. Эти трубы ведут к капсуле. В капсуле находится специальная жидкость ситин. Когда она смешивается с рацином, получается ситрицин. Далее этот ситрицин стекает по трубам в специальные колбы, которые, как вы видите, находятся над блоком управления, то есть  в середине конструкции. Специальный механизм приводит колбы в движение — они двигаются по кругу. И каждый круг в колбы вливают ситрицин, и одновременно каждый круг ситрицин выливают в трубы. Опять же трубы ведут в специальную капсулу. Ситрицин высушивают и из него получается камень ситрициниум. Эти камни  помещают в камеру, где и начинаются волны — ситрициниум попадает в механизм, там автоматически он расплавляется. Жидкость, которая получилась из ситрициниума, в шутку называется «розовое яблоко», потому что она розового цвета, и, кстати, съедобна. На вкус она похожа на яблоко. Но из одного камня получается только одна капля. Когда вся камер,а где начинаются волны, наполнится «розовым яблоком», пойдут новые волны. А когда мы нажмем на эту кнопку, всё движение пойдет в тысячу раз быстрее, и коробка наполнится за считанные секунды.
-А зачем эти коробки под трубами? – спросил Вова.
-А, эти. В них хранится ситин и рацин. Еще вопросы?
— Да.- сказал Арт.-А зачем трубы прозрачные?
— Как? Чтобы видеть, все ли в порядке, все ли движется в правильном направлении. Хотите узнать еще что-нибудь?
Все покачали головами, и Эванс сказал:
-И на этом, дорогие дети, наша экскурсия заканчивается. Как я вам и обещал, вы отправитесь на тот свет.
Раздалось шипение, как будто очень близко находились змеи. Все посмотрели по сторонам и вдруг увидели, что в метре от Кристина, которая стояла дальше всех от синхроглюкопробутотора, ползет змея. Уля крикнула:
-Кристина, берегись!
Кристина обернулась и споткнулась о какую-то коробку. Она с грохотом упала на пол, а заодно с ней и коробка, в которой лежал ситин и рацин. Ребята хотели подбежать к ней, но между ними и ней образовалась какая-то невидимая стена. Все с ужасом смотрели, что происходило за стеной. Кристина пыталась подняться, но змея была быстрее. Она скользнула вдоль коробки и укусила Кристину  в шею. Кристина завизжала, а потом упала и больше не двигалась.
– Нет! Кристина! – крикнула Джейн. У нее навернулись слезы.
– Теперь ваша очередь…
***
Тут внутри синхроглюкопробутатора что-то зазвенело, и кто-то тихо выругался. Эванс быстро посмотрел на аппарат и подошел к нему. Вова нагнулся и с самым невинным видом подобрал с пола железную пуговицу. 
— Извините, — сказал он. — Я знаю, что ругаться нехорошо.
– Хорошо, вы напрашиваетесь. Вы следующий, – сказал Эванс.
Змея, оставив Кристину, поползла к Вове. Гликерия зашипела, но вдруг из-под зеркальных панелей выползла еще дюжина змей. Все уже замерли от ужаса, как вдруг раздался голос: – Не надо, профессор Эванс, они нам нужны живыми.
В комнату вошел другой профессор:
– Пустим их на опыты. Зачем терять такой ценный материал. Опыты начнутся завтра.
Тем временем охранники оттащили тело Кристины в боковую комнату.
— Но, – возразил Эванс, — они опасны! Нужно держать их под самой строгой охраной!
– Да,  -согласился вошедший охранник: – Приготовить двенадцать камер!
Тут же из стены выехало еще двенадцать боковых комнат, и наших героев по одному затолкали в каменные мешки.
А тело Кристины решили выбросить наружу. Неплохо, подумали они, попугать чуть-чуть людей. И нам забот меньше.
Но, как только тело Кристины оказалось на Калужской площади, к ней подлетела синица. Она увидела мертвого выжившего и горько заплакала. Слезы попали Кристине прямо в глаз и на грудь.
И вдруг, о чудо! Синица даже вздрогнула. Сердце Кристины снова забилось. Синице казалось, что это сравнимо только с курантами, которые бьют на Новый год.
Кристина открыла глаза и чуть не ослепла. После сумрака Серого дома солнечный свет казался ей таким ярким, как свет солнца, которое видела принцесса Лена.
Она спросила: – Где я?
– Да, ты еще до конца пришла в себя, – сказала синица.
– Кто я? Помню только слово “тринадцать”, — пробормотала Кристина.
Но тут появилась громадная собака в кроссовках. Она дыхнула Кристине в лицо, Кристина поперхнулась, закашлялась и вспомнила все.
– Где Вова, Джейн, Маргарет и остальные?
– Без тебя их скоро не будет! – прочирикала синица, и это окончательно восстановило воспоминания Кристины.
– Иди туда, – сказал Грапушок и махнул носом на стеклянную дверь, – и помни, мы с тобой. Главное – верь в себя!
И Кристина побежала туда, куда указывала собака в кроссовках.
Она открыла дверь и, о чудо, снова оказалась в том зале, где ее укусила змея. Но что-то тут изменилось. Кристина  увидела на стене черные таблички, на которых было написано: 1, 2, 3, 4 … 11. Значит, одиннадцать остальных пойманы, – быстро рассудила Кристина. Что ж, Кристина, за дело!
Она подошла к первой двери и сказала: – Стена, откройся, Маргарет, выходи, не бойся!
Стена отворилась и вышла Маргарет, целая и невредимая.
– Как ты? – начала приставать с расспросами Маргарет.
– Сейчас нет времени на болтовню, давай спасать оставшихся, – сказала Кристина.
Она подошла к цифре два и произнесла: – Стена, уйди, появись Ди!
И оттуда вышка Ди, которой сразу велели знаками замолчать. Тем временем Милли продолжала: – Стена, уберись, Вова появись! Вова появился.
Не отвлекаясь, Милли продолжала: – Стена, раздвоись, Уля появись!
Вышла Уля.
– Гранит, уходи, Егор, приди!
– Стена, растворись, Джейн, появись!
– Стена, уберись, Арт, покажись!
– Ты, стена, убирайся, и Гликерии пред мной, будто лист перед травой, появляйся!
– Стена, расступися, Хардбас, покажися!
И наконец, она произнесла: – Стена, взорвись, Лена, покажись!
И перед всеми появилась Лена. Она оглядела всех и,  забывчивая, как всегда, произнесла протяжным голосом: – А-а-а, а где Эверет?
_____
— Ну и что мы теперь будем делать? — спросил Егор, выпучив глаза.
— Что ж, раз все спасены, надо наконец-то разрушить зловещую машину. — рассудила Даша.
— Да, правильно, поможем Эверету! — подхватила Джейн.
— Так чего мы ждём?  — воскликнула Маргарет и всё побежали к  синхроглюкопробутатору. Но тут из красной двери вышли Мортон и Эванс.
— Эй, здесь раньше не было этой двери! — воскликнула Маргарет, пытаясь отвлечь Мортона, и кажется у неё это получилось, потому что Мортон начал рассказ:
— Ха-ха, глупые детишки! Вы что, ещё не заметили уникальность моих владений? Здесь всё очень умно продуманно. Внутренности Серого дома могут изменяться как захотят. Сегодня здесь этот зелёный коридор, а завтра тут джунгли. Но всё это подчиняется логике. Здесь всё происходит по моему велению. Захочу — тут будет бушующий океан или просто белая пустота. И всё это внутри моего Серого дома, ха-ха! Вот такие у меня уникальные владения.
Ах, да! Я забыл одну деталь. Пространство моего дома может быть каким угодно. Можно сказать, оно бесконечно. Конечно, снаружи кажется, что это просто серое здание библиотеки, но это иллюзия. Мои владения бес-ко-неч-ны! Вот так, ха-ха! Спросите, как сотрудники не теряются в этом лабиринте? В их голову вживлён чип со специальной картой, которая постоянно меняется. А вот вам я позавидовать не могу — бедным детишкам суждено сгинуть в Сером Доме.
 
Что ж, довольно печально, но давайте ближе к делу. Ещё сюда можно попасть из любого места — войдя в метро или в квартиру, открыв дверь или зайдя в эту детскую библиотеку, ха-ха! Кстати, библиотека — это главный вход. Нужно просто, чтобы я захотел, чтоб вы сюда попали. Но я абсолютно не понимаю, как сюда попали вы. Наверное какой-то сбой в системе или что-то вроде того. Ведь так, Эванс?
— Да, мой господин, — пролепетал учёный. — Моя лаборатория провела расследование и выяснилось, что какая-то птица ворвалась в генератор и разодрала когтями чип с кодексом охраны Серого дома и…
— Всё ясно с вами. — перебил его Мортон. — Я больше не хочу слушать басни про птиц. Какого чёрта она оказалась в лаборатории? 
— Нет-нет, мой господин! Эта птица — одна из подопытных, а с опытами над животными изначально возникали всякие проблемы…
— Довольно! — опять перебил его Мортон. — Я разберусь с сотрудниками опытной площадки после этих детишек. Из-за вас, — Мортон ткнул пальцем в детей, которые как будто в рот воды набрали — Мне пришлось встать со своего трона и прогуляться по окрестностям моих великих владений, но не волнуйтесь, это была не напрасная прогулка. Теперь мы с Эвансом вас поймали! Эти идиоты охранники не могут справиться со своей работой, поэтому приходиться всё делать самим. Ну ничего, охранников мы накажем, а вы через несколько минут вы будете на том свете, ха-ха!
 
С этими словами Мортон щёлкнул пальцами и испарился в воздухе вместе с Эвансом. Вдруг с потолка полил проливной дождь, окружающее пространство начало быстро меняться. Вокруг мелькали поля, чёрные коридоры, джунгли, пустые парки развлечений, комнаты, двери разного цвета и размера, луга с травой выше головы, ещё коридоры, лестницы, ведущие в никуда, лифты, ещё комнаты, лаборатории, старинные шкафы, океаны, лагуны, тростниковые рощи… 
 
Через несколько секунд виды перестали меняться. Помещение, в котором оказались дети, было очень странным, даже не понятно, помещение это или нет. Вокруг был лес и бурный поток. Туман за лесом делал его загадочным и необычным. Чтобы перейти с одного берега на другой, вместо мостика было дряхлое дерево, которое не удержит даже котёнка. 
Дети первый раз в жизни видели такую красоту. Все оглядывались, но не нашли дверь, через которую можно выйти:
— Интересно, а можно плавать в воде? — спросила Ди.  Ей было пофиг, как она будет выглядеть в мокрой одежде, главное, надо искупаться в такой красоте!!!!!
— Даже не знаю, надо проверить. — ответила Джейн. Она взяла камешек и кинула его в воду. С ним ничего не случилось. 
— Значит, можно купаться. — с каменным лицом сказала Гликерия, но, кажется, она думала о другом.
Даша уже хотела кинуться в воду, но заметила, что за лесом небо темнеет и начинается дождь. Слышен шум, как будто кто-то приближается. Все выглядели бледными, кроме Ди. Она все-таки решила использовать время, пока на неё никто не смотрит.
Вода была холодной, но плавать можно. Ди нырнула и… почувствовала, что может дышать:
— Люди, слышьте, в воде можно дышать, это офигенно! — заорала Даша.
 
К Даше тут же подбежала Маргарет:
— Ты что, а вдруг тут табличка «запрещено купаться»?
— Ну, не знаю, мне пофиг, — ответила Ди.
— Ну ладно, тут вроде нет никаких табличек, я тоже искупаюсь — согласилась Маргарет и с разбегу прыгнула в воду и закричала:
— Даша, тут реально круто! Все сюда, здесь дышать можно!!!
 
Через несколько минут уже вся компания плескалась в необычной воде. Кто-то достал со дна ракушку, а кто-то доплыл до другого берега. Все весело проводили время, и ничто не предвещало ничего плохого.
— Люди, а помните Мортон сказал, что через несколько минут мы будем на другом свете? — вылезая из воды, сказала Маргарет.
— Наверное он что-то перепутал, мы тут тусим уже полчаса! — греясь на солнце, рассмеялась Ди.
— Да ты не понимаешь, мы уже просто все мертвые! — сострил Хардбас, взбираясь на большой плоский камень. 
— А мне всё-таки кажется, Мортон не мог ошибиться и опять устроил нам ловушку. — настаивала Маргарет.
— Нужно проще относиться к жизни, — сказала Даша. — Нам всем пора отдохнуть, наслаждайся моментом!
— А я согласна с Маргарет, — сказала Уля. — Не мог Мортон просто так взять и дать нам понаслаждаться жизнью. С его стороны это было бы очень глупо.
— А кто знает, может он тупой. — рассмеялся Арт.
— Нельзя так легкомысленно недооценивать силы Мортона! — воскликнула Джейн — Я уверена, мы здесь неспроста.
Гроза тем временем всё приближалась. Дети ещё побегали по лесу и увидели огромную гору. Гора была зелёная, с цветочными лужайками, и детям захотелось на неё забраться. Когда оставалась примерно половина пути, огромная туча зависла прямо над ними. Было понятно, что вот-вот  невидимая оболочка разорвётся, начнётся ливень. Так и случилось. Через несколько секунд что-то так громко щёлкнуло, что было слышно во всей долине. Сразу после этого с бешеной скоростью полил дождь. Вода не ручьями, а реками стекала с вершины горы. Приходилось уворачиваться от бурных потоков.
 
Но самое страшное произошло, когда они посмотрели вниз. Река вышла из берегов и затопила всю долину. Из воды торчали только верхушки деревьев. Все с оглушительными криками бросились к вершине горы. Вторую половину пути  преодолели в три раза быстрее, чем первую. Вода  подступала. Уже затопило 4/5 склона, а дети обнаружили, что у горы нет другой стороны и она обрывается белой стенкой. Ещё оказалось, что небо на самом деле большой сенсорный экран, до которого с верхушки горы можно достать рукой. Приглядевшись, можно было увидеть другие блестящие стенки. Это зрелище просто поразило детей. Оказалось, они находятся в огромном зале, а прекрасный вид, который всех так очаровал, был просто 3д картинкой на большом экране-стене и потолке. Джейн и Кристина попытались потыкать в экран, но ливень не прекратился. 
— Слышьте, может, нырнуть обратно, там же вроде дышать можно… — неуверенно промямлила Ди.
 
В это время вода поднялась ещё на несколько метров и уже доставала до ног детей. Как они не пятились к стене, кроссовки всё равно промокли.
— Вода просто ледяная! Жутко сводит ноги! — пожаловалась Голубая Принцесса. 
— Да, нырять нельзя, а то мы превратимся в лёд. — подтвердила Джейн.
Вова запаниковал и начал со всей силы барабанить по белой стене:
— Откройте!!!
— Точно, Вова, ты гений! — вдруг закричала Маргарет.
— Что? — не понял Вова.
— Надо стучать по стене, и там, где звук будет другой, есть проход.
— Какой ещё проход, ты с ума сошла? — покрутил пальцем у виска Егор. — Нет, я такой логике следовать не буду, я же не совсем тук-тук! — сказал он, и чтобы убедить остальных, постучал по стенке и внезапно провалился через неё. В этом месте образовалась чёрная дыра, размером с Егора.
— Я же говорила, что надо было постучать по стенке! — не унималась Маргарет, не обращая внимания на падение Егора в чёрную тьму. — Значит, в этом месте и был другой звук. Здесь оказался проход. Что ж, спасибо Егору! — с этими словами Маргарет с разбега прыгнула в дырку. Остальные, немного помявшись на месте, решили, что лучше прыгнуть непонятно куда, чем замёрзнуть в воде.
 
Падение оказалось мягким, потому что дети упали в кучу мусора. Сверху пробивался луч света, но в остальном света не было нигде.
— Эй, где мы? Опять в пустоте, только в чёрной? — спросил кто-то.
— Судя по вони вокруг, мы на помойке, — сказала Ди, вставая на ноги. Но она не успела простоять и секунды, потому что кучу вдруг сильно тряхнуло, и все, кто стоял на ногах, упали. Вся куча куда-то покатилась. Когда они попали в освещённый зал, то увидели, что находятся в большом зелёном мусорном контейнере, с огромной горой всякого хлама. Дети высунули головы из контейнера и увидели, что его зацепили цепями и подвешивают к потолку. Зал был похож на Тронный, где восседал Мортон. Только цветовая гамма была сине-белой. Вместо трона под потолком висел контейнер, а вместо балкона, где прятались девочки, была широкая панель с массивными перилами, выступающая из стены. С двух сторон стояли подъёмные краны, которые держали в воздухе контейнер. На панели стояли инженеры, которые что-то писали, командовали строителями, собирались в группы, что-то обсуждали и постоянно тыкали в контейнер. Строители бегали туда-сюда с рациями и что-то усиленно в них кричали. На панели царил хаос.
 
Вдруг всё смолкло и остановилось. В зал вошёл Мортон. Он презрительно оглядел сотрудников и взгляд его остановился на детях. Мортон ухмыльнулся и театрально захлопал. 
— Что ж, давно я не бывал в сортировочном цехе отходов. Но думаю, что моё «путешествие» по моим владениям закончится именно здесь. Поздравляю, наконец-то настал этот час смерти. Меня достало сажать вас в разные клетки и ловушки, потому что вы каким-то образом из них выбираетесь. Знаете, я с наслаждением смотрел ваш побег из водяной лагуны, ха-ха! Я вдоволь посмеялся. В-в-ооо-в-а! Т-т-ы г-г-еее-н-н-и-й! — передразнивая голос Маргарет, пролепетал Мортон, заставляя её покраснеть. — А, ещё вот это: Я-я н-неб-буу-д-д-у с-с-с-л-еее-д-о-в-в-ать т-тв-ооо-ей л-оо-г-г-ике! — теперь покраснел и Егор. — А, вот ещё это героическое решение: «Лучше прыгнуть в никуда, чем замёрзнуть в воде», ха-ха! На вашем месте я бы умер нормальной смертью и не дожидался этого часа, ха-ха! Что ж, вы,— Мортон посмотрел на инженеров, — так уж и быть останетесь безнаказанными, продолжайте работу в своём муравейнике. А вот вы, — Мортон ткнул пальцем в детей, — пойдёте с нами.
Вдруг из-за спины Мортона выскочил Эванс и что-то быстро прошептал ему на ухо.
— Ну хорошо, я согласен, так даже будет лучше. — ответил Мортон.
 
Эванс вынул из кармана чёрный мячик, похожий на попрыгунчик, и бросил его в контейнер. Как только мячик стукнулся о стенку, весь контейнер окутал чёрный дым. Через секунду он рассеялся, и дети оказались в зеркальном зале. Все сидели связанные на полу зеркального зала. Одна Гликерия осталась не связанной: видимо, возиться с кошкой всем было лень.
 
Эванс  улыбался широкой улыбкой. Он только что запустил синхроглюкопробутатор. А Мортон стоял около двери и смеялся:
— Ну всё, детишки, наша малышка набирает обороты! Нам-то это не грозит, специальный чип защиты от энергетического облучения есть внутри каждого сотрудника, ха-ха! А вот вам я не завидую, да и всему человечеству тоже, ха-ха! Так что счастливо оставаться! Пошли, Эванс. — с этими словами Мортон и его помощник-учёный скрылись за дверью.
_____
За Мортоном захлопнулась дверь. Команда оказалась заперта в одной комнате с машиной, которая вот-вот начнет работать! Что с ними тогда будет? Из них первых высосут всю энергию и они, наверное, умрут…
Гликерия кинулась к машине. Она носом оттолкнула панель и залезла внутрь. Эверет заскрежетал зубами от такого близкого соседства кошки, тем более, что и без нее было тесно, но промолчал: Гликерия храбро перегрызала провода и драла когтями шланги. “Когда всё закончится, поеду в Забайкальский край и буду познавать себя при помощи лошадей”, — думал Эверет. Но вообще-то ему было неописуемо страшно. 
Уля превратилась в огромного лиса. Веревки на ней лопнули, как будто они были из паутины. Уля запрыгнула на приборную панель, и она прогнулась под ее тяжестью. Она выдирала рычаги, разбивала экраны. Ритм работы прибора нарушился, но шум мотора не затих. Это очень напрягало всех.
— Я закончил! — воскликнул Эверет и отодвинул последнюю защитную панель.
Уля превратилась в человека и вылила бесцветную вонючую жидкость в самое сердце машины. Всё загрохотало и затряслось. Искры полетели во все стороны. Эверет, Уля и Гликерия кинулись к дверям. С потолка посыпалась штукатурка. У всех на лице был написан страх. Из синхроглюкопробутатора вылил пар, летели молнии,  видно было, что вот-вот и…
Маленький взрыв! Всех отбросило в сторону. Пыль вокруг, ничего не видно. Но синхроглюкопробутатор замолчал. Он стоял искореженный и смятый. Было очевидно, что восстановить его невозможно. Команда-13 очень обрадовалась, несмотря на то, что удариться о стену было больно.
Эверет достал из рюкзака нож и перерезал веревки, которыми все были связаны. 
-Всё, давайте выбираться из этого дома! -радостно воскликнула Маргарет.
-Машина разрушена окончательно, правда, Мортон сбежал. -сказала Даша.-  Наконец-то можно отсюда свалить!
Они вышли из разрушенного зала.

…И тут же наткнулись на Эванса.
–Нет!!! – кричал Эванс, – Да как вы посмели, мерзкие детишки?!! Вы не знаете, с кем имеете дело!!!! Зачем вы ее…! Ах!! Охрана!!! Поймайте их!!!
В зал быстро вбежали охранники и женщины в обтягивающих серебристых комбинезонах.
Маргарет крикнула:
–Газовая атака!!! Бежим!!
Все побежали на охранников и женщин. Командирша уже начала кричать:
–Газовую ата..- но прервалась, потому что Кицунэ прыгнула на нее и повалила с ног. Охранники помогали женщинам защищаться. Но это было не так просто. Егор предусмотрительно взял с собой железную трубу, отвалившуюся от синхроглюкобульбутатора. Размахивая ей, он бросился  на охранников. Джейн отвлекала противника, пародируя разные голоса. Один раз у нее почти получилось спасти всех:
— Отряд, уходим! Тут слишком опасно!-крикнула она голосом командирши.
Девушки уж было побежали обратно, но настоящая гкомандующая завопила, отмахиваясь от Кицунэ:
–Куда вы?! Вас обвели вокруг пальца!
Эверет пытался повалить охранников на пол. Его почти достали электрошокером, но он увернулся. Кристина каким-то образом сбивала с ног женщин в комбинезонах. Она просто стояла и смотрела, а они подбегали к ней и падали. Хардбас отбивался от охранников, а заодно помогал всем остальным. Голубая принцесса собирала вокруг себя охранников и начинала рассказывать им свои истории, а в это время Арт и Вова подходили сзади  и забирали у охранников электрошокеры. Маргарет защищалась от женщин в комбинезонах и одновременно пыталась командовать всеми. Гликерия царапала охранников и шипела на них.
И вдруг раздался голос:
–Прекратить!!!
–Кто разрешал вам драться в моих владениях?! Просто убейте их!!
Охранники и серебристые девушки взяли команду в кольцо и потихоньку стали подходить все ближе и ближе. Все встали плечом к плечу. И тут Кристина шепотом сказала:
–Люстра над нами… Она же прямо под троном Мортона…. — И она подняла голову, как будто ей вдруг очень захотелось получше рассмотреть люстру.
Охранники достали электрошокеры и направили их на команду. И вдруг раздался треск и звук разбивающегося стекла.
–Черт!!!!-крикнул кто-то.
Все посмотрели наверх и увидели огромные хрустальные сосульки, летящие с потолка. Одни из них с громким треском разлетелась на маленькие осколки. Все бросились врассыпную.
–Бежим!!-крикнула Кристина и бросилась к одной из дверей, и все за ней. Это была лестница черного хода. Женщины и охранники бегали по залу, как оглушенные. Они  как будто забыли, где выход!! Когда Уля, последняя из всех, выбегала из зала, за ней обвалился потолок. Она успела увидеть краем глаза вопящего красного барана, летящего с высоты.
Компания неслась вниз по бесконечной лестнице. Уля быстро стала человеком и бежала со всеми. 
— Сколько же здесь этажей? — пропыхтел запыхавшийся Арт.
— Тринадцать, — отозвалась Кристина.

Они открыли тяжёлую дверь и вышли на площадь.
Чтобы не задерживаться в этом ужасном доме, Ди проскользнула в дверь первой и быстренько пошла к метро. Но перед этим она обернулась к Маргарет:
-Слышь-ка, Маргарет, я думаю, ты вполне сможешь добраться до дома сама.
– Я так не думаю.
– Мне нужно спешить на диспансеризацию. Ключи у тебя есть. Как ехать ты тоже знаешь. Пока.
И Ди поспешила к метро. Она доехала до своей станции как всегда, без приключений. 
 
— Завтра придется идти в школу. И объясняться, почему меня так долго не было,- думала Даша. В эти дни, которые Ди провела в Сером доме, она искала минуту, чтобы заглянуть в VK, но у неё никак не получалось. Одноклассники писали ей, «почему она так долго отсутствовает?» , «где она.?» и т. д.
Ну ничё, как  приедет домой, Ди всё загладит. Всё будет о’кей….  Будет холодильник и компик.
 
Телефон завибрировал. Даша посмотрела на экран. Неизвестный номер. И она… и она….. и она не взяла трубку.
 * * *
Егор со всеми попрощался и быстро пошёл домой. Он просто очень хотел есть! “Ох, как мне надоело мир спасать, и спина болит”, – подумал Егор. И тут он вспомнил, что мама ещё не вернулась из командировки. Вот блин! “То есть пирожков с водорослями мне не видать!”, — сказал Егор вслух. Голубь, который пролетал мимо, косо посмотрел на Егора, и тут же с размаху влетел в фонарный столб. Видимо, ему было больно, но Егор посмотрел на него с чувством самоудовлетворения и отправился в “Пятёрочку” за дошиком. Посидев на скамейке у подъезда и обменявшись парой слов с воробьём, он пошёл домой, чтобы хорошо выспаться перед завтрашним днём.
 * * *
Уля шла куда глаза глядят. Она не знала, как выбраться из центра. Рядом с ней пролетали машины. Уля переходила дорогу, не обращая на них внимания. Одна машина чуть ее не сбила, поэтому Уля стала чуть-чуть поосторожнее. В команде она казалась уверенной в себе, смелой. А сейчас она хочет убежать от всего на свете, засесть в темный уголок и подумать о смерти.
Уля не видела смысла жить: приключения закончились, их никогда больше не будет… Жить на дереве,  есть, пить, смотреть на воду и думать о смерти ей не нравится. Может, все-таки есть какой-то смысл? Но вот какой?… Стать взрослой и опять сидеть на дереве и грызть яблоки? Быть лисой? В жизни лисы больше свободы…
«Может, упасть с Башни Федерация, как Маргарет?» — подумала Уля. «Она тут недалеко».
Уля встала со скамейки и прямиком направилась к огромной высотке. Она переместилась в мир Животных и сразу же нашла тоннель «БАШНЯ ФЕДЕРАЦИЯ». Вошла туда и оказалась на крыше. Там было очень даже прохладно. «Ничего», -подумала Уля. – «Когда я умру, мне не будет так холодно». Она подошла к краю и посмотрела вниз. Высоко. В Уле спорили двое: Жизнь и Смерть.
–Умри. Тебе полегчает.
–Нет! Надо жить! Ты увидишь, как это интересно: жить!
–Смерть — это лучшее решение. Разве ты никогда не хотела умереть?
–Разве ты никогда не хотела радоваться?
–Разве тебе никогда не было плохо?
–Разве тебе никогда не было хорошо?
–Смерть!
–Жизнь!
–Нет, смерть!
–Нет, жизнь!
–Не слушай ее! Жить это плохо!
–Не слушай ее! Жить это классно и весело!
«Смерть! Жизнь! Умереть! Жить! Хочу! Не хочу! Умру! Буду жить! Все! Я падаю!» — подумала Уля. С закрытыми глазами наклонилась вперед и полетела вниз. Ледяной ветер засвистел в ушах.
Вдруг рядом пролетела синица и пропищала: «Что же ты сделала?! Дура!! Ну ладно!! Последняя стадия!!!»- и скрылась из виду.
У Ули в голове стали проявляться разные воспоминания. Видимо, так и бывает перед смертью. Но одновременно Уля не переставала думать о словах синицы.
–Последняя стадия так последняя стадия!- крикнула Уля и про себя сказала:  «Превращение на последнюю стадию».
Она закрыла глаза, и перед ней появился белый свет. «Я умерла?»-подумала Уля. Она находилась в белой комнате без мебели. В дальнем конце комнаты было зеркало. Уля подбежала и посмотрелась в него. Она потеряла дар речи…
     …
— Ну все, ребята, я наконец поеду на отпуск в Америку! — Сказал Эверет.– Удачи вам всем!!
Он собрал все бумаги для отпуска и послал их шефу. Приехал домой, разобрал рюкзак, который носил очень долго, и пошел в душ. Потом начал собирать вещи для отпуска. Оставалось еще три дня. Он успеет собрать всё, что нужно.
Накануне отъезда он сел на кресло и сказал: “Ох, как я устал от всех этих приключений! Я ведь мир спас!!” — И Эверет вновь вспомнил, как он некстати уронил гайку, сидя внутри синхроглюкопробутатора. А этот тихий мальчик, Вова, так ловко придумал бросить на пол пуговицу. Быстро среагировал! Надо же, и от тихонь бывает польза. Перед глазами Эверета возникла решительная мордочка Гликерии. “И от кошек, — с неохотой признался он сам себе. — Но теперь нужно отдохнуть! Когда приеду, — неожиданно решил он, — поработаю еще два месяца и пойду сниматься в кино. Давно хотелось, а тут как раз друг пригласил. Интересный сюжет и хорошая зарплата”.
Прошел почти месяц. Эверет побывал во многих местах, познакомился с интересными людьми. В последний день отпуска, валяясь на кровати и смотря свой любимый фильм, он знал, что в будущем его ждут еще более интересные приключения, которыми он будет наслаждаться всегда.

Кристина уходила вдаль . Ей некуда было больше идти. В кармане было немного денег. Они с Джейн договорились встретится в Даблби (это любимая кофейня Кристины). Но до этого ещё целый час, потому что у Джейн какие-то свои дела. После кафе они собирались заняться поисками мамы Кристины . 
Она зашла в парк. Было тепло, и на площадке играло много детей. Кристина решила забраться на одно из деревьев. Недалеко стоял старый дубок, на который можно было легко залезть. 
-Ай! – Кристина свалилась с дерева – Ладно, попытка номер два.
На ногах появилось несколько новых ссадин, а левый локоть немного пощипывало. Она сидела на дереве довольно долго, а вид оттуда был просто замечательный. Закат . Солнце садится над Москва-сити. 
-О ! А вот и Джейн ! – Кристина ловко спрыгнула с дерева и побежала к подружке. 
       ***
Уля стояла около зеркала с раскрытым ртом. На нее смотрело отражение в крови, шрамах и ранах. Вдруг Уля услышала голос:
–Вот какой ты будешь через несколько минут… Сама хотела последнюю стадию! Скажу тебе по секрету… Нет никакой последней стадии. Синица тебе наврала! Она все это время врала тебе!…
–Нет!Нет!Нет!!!!!- закричала Уля.
–…Чтобы привести тебя ко мне!
–Кто ты?!
–Я само зло!!! Слушай меня! Либо ты сейчас станешь такой, либо убьешь кого-то из своих друзей! Выбирай!
–Но зачем я тебе?! Зачем они тебе?!
— Вы–выжившие! Детишки, которых не достал синхроглюкопробутатор! Вам только кажется, что все люди были живыми! Но нет! Мы скрыли это от вас, чтобы вы ничего не заподозрили! Подумать только! Какие-то детишки остались живыми! Выживший – это много энергии для нашей малышки-машинки! – ответил голос.
–Наглая ложь! Я не позволю никому убить моих друзей! И все люди живы! Живы! Живы! — крикнула Уля и со всей силы ударила по зеркалу. Раздался грохот и гром…
* * *
Оказавшись на крыльце библиотеки с друзьями Хардбас вдохнул свежий
воздух, взъерошил непослушные волосы, расправил плечи, улыбнулся, хитро прищурился и
сказал:
– Ну, может быть, сейчас по мороженке? Я знаю поблизости хорошее место.
Но всем хотелось домой.
 
Грустно было расставаться, но Хардбас был уверен, что они еще обязательно встретятся.
Может быть, и не скоро, но обязательно судьба их сведет вместе. А сейчас нужно было зайти в
лабиринт метрополитена и с потоками пассажиров добраться до дома. Порыв теплого ветра из
тоннеля, мчащиеся фонари поезда, душный вагон — и вот долгожданная станция.
Мысли о последних событиях не отпускали его до конца, и он вновь и вновь переживал все. Ноги
сами несли его привычным маршрутом до дома. Вот и подъезд.
-Елочки –иголочки, цветочки – лютики…  Как же я соскучился!
 
Зайдя в квартиру Хардбас понял, что мама уже дома. В углу бубнило радио, на кухне
звякнула чашка о блюдце. Балконная дверь открыта, ветерок перебирает штору. Собака,
радостно виляя хвостом, схватила в зубы видавший виды тапочек. Как же хорошо оказаться дома,
где ждет мама с чашкой горячего какао. И как же хорошо, что человечеству больше ничего не угрожает.
* * *
Вова тоже пошел домой. По дороге домой он думал: «А что все-таки, если Мортон остался жив. Да нет, глупости какие-то я думаю. Его завалило и все». 
Дома его встретили так, будто он просто пришел из школы. Когда он ложился спать, он думал: «А вдруг это только начало, только начало …». И он заснул.
* * *
Лена, Принцесса Голубой Звезды, вышла из Серого дома вместе со всеми. Но о ее возвращении домой никому ничего не известно.
* * *
Когда всё закончилось, Кристина позвала Джейн к себе домой. Её маме сразу понравилась новая подруга дочери. Они пили горячий шоколад с яблочным пирогом, и мама попросила Джейн рассказать о себе.  
 
Джейн рассказала, что родилась и выросла в секретной лаборатории, что не знает, есть ли у неё вообще родители, что она провела всю жизнь в клетке, глядя через прутья решётки в телевизор, который смотрели охранники и лаборанты. Так она посмотрела тысячи фильмов и мультиков, а из передач узнала об окружающим мире, в котором никогда не была. Мама Кристины сильно впечатлилась и сразу же предложила Джейн жить с ними.
 
 Кристина сказала маме:
-Мама, представь себе, какая у Джейн клёвая суперспособность! Она умеет пародировать абсолютно любые голоса и звуки.
-И она мечтает озвучивать кино и мультфильмы! – продолжила Джейн голосом Кристины, пока та набивала рот пирогом.
Мама засмеялась.
 
Кристина прожевала пирог и продолжила:
– Джей, я тебе ещё не успела рассказать, где работает моя мама. Свою способность свободно перемещаться в пространстве я унаследовала именно от неё.
– Ммммммм?-промычала Джейн с набитым горячим шоколадом и пирогом ртом.
– Она работает на Мосфильме дублёршей во всех ролях, где надо исполнять опасные прыжки и трюки. И представляешь режиссёры ни о чём не догадываются и считают, что она просто талантливая гимнастка, а она настоящий ЧИТЕР!!
Тут уж засмеялись все.
Мама Кристины сказала:
-Ты нам очень пригодишься! Будет ещё один читер в команде, а все будут думать, что ты талантливая актриса.
И мама положила девочкам ещё по куску пирога.
   ***
Уля открыла глаза и увидела, что лежит на дереве. Ее хвост качался из стороны в сторону как будто без ее участия. Уля встала и огляделась. Она увидела, что ее шерсть теперь синего цвета и что она стала выше ростом.
–Неужели у меня получилось?…- спросила Уля вслух у самой себя.
–Да. -сказала взявшаяся из ниоткуда синица. – У тебя получилось. Ты выдержала испытание.
–Отлично! Замечательно! Хочешь, я тебя подвезу?
–С радостью! – ответила Синица и уселась на широкую синюю спину. Уля побежала по тропинке в лес, где светило яркое солнце…
* * *
На прощание Гликерия обошла всех. Потерлась о грязные штанины и кроссовки, покрытые пылью. Арт только взглянул на нее рассеянно, Хардбас подмигнул, а Эверет присел и почесал кошку под подбородком.
— Хорошая киска, — сказал он без улыбки.
— Пойдем со мной, Гликерия? — предложила Кристина.
Гликерия покачала головой.
— Нет, спасибо, — произнесла она очень вежливо и нырнула в люк, из которого когда-то попала в таинственный серый дом. Там почти ничего не изменилось, только вонять стало сильнее. Через некоторое время чуткий кошачий нос уловил целый букет интересных запахов, казавшихся смутно знакомыми. Гликерия некоторое время постояла, принюхиваясь, не в силах поверить носу. Ветер доносил,.. нет, этого не может быть… Запах её прежней хозяйки! Гликерия вынырнула из люка.
Ух ты! Кошачий корм с курятиной! О, да там ещё и соус! Кошка, мягко скользя чешуёй по плиткам, поползла в дом. Оттуда слышался разговор.
-Дина, зайчонок, ну сколько мне уже говорить тебе, что она не вернётся!
-Мам, она наверное просто пошла погулять в соседский двор и заблудилась! Вот сейчас она уже почувствовала запах корма и идет к нам!
Ну всё. С Гликерии хватит. Она собралась в комок и прыгнула на хозяйские руки. Маму Дины чуть удар не хватил. Все стали её тискать. Как кошка ни пыталась пробиться к корму, ничего не получалось. Стоп. Почему у нее не получается выскользнуть из рук?
-Где моя чешуя?! – Истошно мяукнула Гликерия.
-Ой, Диночка, отпусти её, она, по-моему, хочет кушать.
Кошка прыгнула к миске и стала есть. Потом она легла спать на своём любимом крсле возле камина. Наконец-то всё закончилось. Всё закончилось. Закончилось.
  ***
Арт вышел из серого дома и направился к метро. Вокруг была обычная жизнь. Проносились машины, перебивая его мысли ужасным гудением, мимо пролетали воробьи. Куда-то делись все сугробы, вместо них повсюду стояли лужи, дул свежий тёплый  ветер.
Люди шли и улыбались, подставляя бледные лица солнцу. По подсохшему кое-где асфальту на самокатах и скейтах носились дети, рассыпая по округе заразительный смех. Всё это очень удивляло Арта, потому что было так не похоже на то, что ещё совсем недавно было реальностью.
Арт смотрел на всё это  и через некоторое время стал сомневаться, не приснилось ли ему приключение в Сером доме, не выдумал ли он его.
 
Несколько раз он пытался вернуться в Серый дом, но ничего не получалось. Он не мог вспомнить даже, в каком районе Москвы дом находился. Дорога домой стерлась у него из памяти. Он пытался  найти тех, кто боролся вместе с ним, но все его попытки заканчивалась неудачей.
Спустя месяц он забыл об этом приключении на долгих двенадцать лет. Но однажды, когда ему было двадцать четыре года, он встретил на улице человека, который показался ему знакомым.

Ди с Маргарет разгуливали по парку и ели шоколадное мороженое, которое купили по пути домой.
— Как твоя дисп…деспос…де…, ну в общем ты поняла. — спросила Маргарет.
— Диспансеризация. — поправила Даша. — Всё прошло нормально. А ты что делала? Почему не поехала домой?
— Я решила зайти в торговый центр. Там столько магазинов! Просто глаза разбегаются! Я такого прекрасного места никогда не видела! Столько интересных вещей… Жалко, денег с собой не было.
— Да ладно тебе, завтра пойдём на шопинг, всё равно тебе нужно купить одежду и как минимум телефон. А сейчас нам надо переодеться. — сказала Даша.
— Да, пожалуй, ты права. — усмехнулась Маргарет. — С таким рваньём нас запросто примут за бомжей.
— Ага, пошли ко мне.
По дороге Даше опять позвонил неизвестный номер и она опять скинула вызов. 
— Да сколько они будут названивать? Что им нужно? Аферисты какие-то! — рассердилась Ди.
— А может, попробовать взять трубку? Узнаем, что им надо. Может, просто ошиблись номером. — предположила Маргарет.
— Ты что? Это точно мошенники, если я возьму трубку, они снимут деньги!
— Ну как знаешь, решай сама.
Дома девочки переоделись в нормальную одежду и пошли гулять снова.
— Всё равно погода хорошая, что сейчас ещё делать? — аргументировала Ди.
Не прошли они и несколько метров, как Маргарет воскликнула:
— Смотри, тут Рембрандт! — и подняла с земли потрёпанную рекламную брошюру. И правда, они не сразу заметили, что на асфальте повсюду валялись брошюры с рекламой выставки художника Рембрандта ван Рейн. 
— Давай сходим на выставку, это же наш Рембрандт! — сказала Даша.
— Я знала, что он станет великим! У него точно получается рисовать лучше, чем у меня. — подтвердила Маргарет.
— Слушай, так мы же пешком можем дойти! Это в Пушкинском музее! Шесть минут ходьбы. — обрадовалась Ди, смотря на навигатор в телефоне. 
Подружки пошли в музей, а Маргарет пыталась вспомнить какие-то слова ворона. Кажется он что-то говорил про побочные эффекты, если они отправят в прошлое другого человека. И вспомнила, ну конечно! Ворон не договорил эту фразу, а оборвал на полуслове. Но вот и эффект: талант к рисованию. 
Тем временем девочки вошли в дом с колоннами. 
С каждым залом Маргарет всё больше восхищалась шедеврами Рембрандта. 
Даша убежала в конец выставки, не задерживаясь около каждой картины и нескольких секунд. 
— Смотри! — крикнула она, — это же ты! 
На Дашу стали оборачиваться люди, поэтому Маргарет быстро подбежала к ней и шикнула на ухо:
— Да тише ты!
Но когда она увидела картину, в которую Даша тыкала пальцем, то очень сильно испугалась. На неё смотрела рыжеволосая девочка в пышном зелёном платье, как две капли воды похожая на нее саму. 
— Но ему же… ему же стёрли память… — не могла поверить Маргарет.
— Что-то в подсознании у него всё-таки осталось. Но почему именно ты? — спросила Даша.
— Сама не знаю. — сказала Маргарет и вдруг и Даши на весь зал затрезвонил телефон.
— Быстро выключи это! А то нас сейчас отсюда выгонят! — шепнула Маргарет на ухо Ди. 
— Да я не могу, с ним что-то случилось! — трясла телефон Даша. — Фигня какая-то, кнопки не работают! 
На девочек стали неодобрительно зыркать сотрудники выставки. К ним направилась толстая женщина. 
— Уходим отсюда. — толкнула Дашу в бок Маргарет.
Девочки медленно развернулись спиной к сотруднице, а она уже начала читать нотации:
— Девушки, — строго сказала она, — это вам тут не место для… — тётенька не успела договорить, потому что подружки внезапно побежали быстрее загнанного волка. Выбежав из галлереи, они пробежали ещё несколько метров, пока не поняли, что за ними никто не гонится. 
— Фуууух, быстро же мы оттуда смылись! — выдохнула Ди.
— Ага, я до сих пор не могу отдышаться. — чуть ли не согнулась пополам Маргарет.
— Не спортивная ты, — заметила Даша, еле стоя на ногах, — но ничего, я за тебя возьмусь.
— Что у тебя с телефоном стряслось? — спросила Маргарет.
— Да вот, названивает опять этот неизвестный номер. 
— Ну выключи телефон тогда, если не хочешь брать трубку.
— Точно, Маргарет, ты гений! И как я раньше не догадалась? Мы ещё можем попробовать в инете найти как этого афериста заблокать.
Маргарет не очень поняла слово «заблокать» и оставшуюся дорогу домой Даша объясняла ей что это значит. 
Разговор о новых технологиях, истории телефонов и фотоаппаратов (которые Даша называет «фотик») продолжался пока девочки готовили себе ужин и ели его. Только в постели Маргарет вспомнила о странной картине в галерее. Она всё пыталась понять каким образом Рембрандт помнил что-либо: 
«Может, это просто совпадение? Нет, такого быть не может.»
Маргарет поделилась своими рассуждениями с Ди, и та решила посмотреть всю информацию о картине в интернете. Так как телефон она отключила, то взяла свой ноутбук. Вдруг по скайпу начал кто-то звонить.
— Кто это? — спросила Маргарет у Даши. 
— Наверное опять тот аферист.
— Почему именно тот?
— У него на конце номера две семёрки. Он столько раз уже названивал, что я запомнила.
Ди уже хотела нажать на кнопку «отбой», но Маргарет первой схватила мышку. Что-то случилось со связью и на экране появилось всплывающее окно: «Подождите, мы пытаемся наладить связь.»
— О боже! Зачем ты это сделала? Теперь с нас спишут деньги! — расстроилась Ди.
— Да не кипятись ты так. Может, это и не аферист вовсе.
Тем временем связь наладилась и что-то забулькало.
— Ура! Нам удалось соединиться с вдохновением! — послышался голос из экрана.
— Это же мудрец! Да, тот самый, который дал мне кактус! — воскликнула Маргарет.
Постепенно картинка стала чёткой и девочки увидели мудреца и Рембрандта, склонившихся над чем-то бурлящим. Нет, они как будто склонились над девочками, которые были в бурлящей воде. 
— Почему у них камера на полу лежит? — удивилась Даша. 
— Да нет, она похоже у них в котле варится! — рассмеялась Маргарет
Тем временем мудрец продолжал свою речь: 
— Да, нам не удалось соединиться через морскую раковину Элярум, и услышать вас, что-то всё время мешало… Но мы решили использовать котёл видений и — вот он результат. Теперь мы можем не только слышать вас, но и видеть. Итак, Рембрандт, это всё для твоего вдохновения, как ты просил. А теперь, чтобы всё было лучше видно сделаем вот так.
Мудрец щёлкнул пальцами и Маргарет с Дашей как будто засосало в ноутбук. Пролетая через экран и котёл они попали в дом мудреца. Маргарет уже была здесь когда ходила к мудрецу на прием и получила кактус.
— Где это мы? — спросила Даша.
— Мы у мудреца, только я не понимаю как мы попали сюда. — ответила Маргарет.
— А вот и девочки, смотри, — сказал мудрец, и ещё раз щёлкнул пальцами. 
Маргарет с Ди отлетели к стенке и плюхнулись на скамейку.
— Они очень странно одеты, но это не имеет никакого значения. Ты можешь выбрать из них одну и нарисовать её лицо на твоей картине. Я в рисовании, конечно, не разбираюсь, но думаю, так будет лучше всего. Чтобы картина была интересная я взял девочек из будущего. С одной из них у меня уже был контакт, поэтому связаться с ними было и не так уж и сложно, хотя кое-кто постоянно мешал. 
Маргарет неодобрительно посмотрела на Дашу. 
Мудрец тем временем продолжал:
— Так вот, ты жаловался мне что не можешь придумать оригинальное лицо на своей картине, хотя зелёное платье уже готово. Да, я так понимаю? 
— Да, мудрец, правильно.
— Чтобы закончить картину, выбирай из этих двух девочек и рисуй.
— Спасибо, мудрец, вы мне очень помогли! Пожалуй, я выберу тебя. — он показал на Маргарет. 
Девочки недоумённо сидели на скамейке раскрыв рты, мудрец ушёл в другую комнату за шторкой, а Рембрандт взял холст и начал рисовать.
— Что происходит? — воскликнула Ди.
— Кажется, если я правильно поняла, — сказала Маргарет, — мудрец использовал какое-то волшебство и перенёс нас в прошлое, в моё время.
— Зачем? — опять спросила Ди, — нам же и в нашем времени хорошо.
— Как я поняла из слов мудреца, Рембрандту нужно вдохновение для картины, так что… — она недоговорила, потому что Рембрандт вдруг воскликнул: — Готово! 
В комнату вошёл мудрец и посмотрел на картину:
— Очень даже неплохо! — оценил он. 
— А можно нам посмотреть? — спросила Даша.
— Ну… Это ещё набросок… — смутился Рембрандт.
Маргарет и Ди посмотрели на картину и…
— Кажется, мы думаем об одном. — сказала Маргарет гробовым голосом.
— Это очень напоминает картину из галереи. — одновременно произнесли девочки. 
В комнате воцарилось молчание. Только развешанные по стенам и потолку безделушки тихо позвякивали. 
— Какая ещё галлерея? — первым прервал тишину Рембрандт. 
— А вот этого тебе знать совсем не надо. — спохватился мудрец и подержал над головой Рембрандта руку. — Всё, готово, теперь ты не знаешь об… об… об этом странном высказывании.
— Что? — не понял Рембрандт.
— Ничего, ничего, — быстро залепетал мудрец — просто… эээ… просто наш сеанс уже закончился. Вот. Картина, что картина? А, да, точно, вот картина, иди домой, я своё дело сделал, так скажем, тебе уже помог. Всё, время уже позднее, всем пора по домам. Так, что ты тут стоишь? Иди домой. Давай, давай! — он взял Рембрандта за руку и выпроводил из дома. Мудрец вернулся и бросил быстрый взгляд на девочек, которые стояли посреди комнаты, не зная куда себя деть.
— Кой чёрт вас за язык тянул? — спросил он, наливая себе чай из рукава. И отхлебнув чая из чашки, размером с футбольный мяч, продолжил:
— А вы что здесь стоите? Идите домой.
— Но… Но как? — промямлила Маргарет. 
— А, да, точно, я же забыл. Память у меня уже того. Замотался я с этим Рембрандтом, столько из-за него хлопот! Надо же было Маргарет столько придумать про него всякого эээ… 
— Что ещё придумать? — на этот раз запуталась Даша.
— Я ничего не придумывала! Честное слово! — запротестовала Маргарет. 
— Эх я, дурья бошка! Опять взболтнул лишнего! — воскликнул мудрец. — Ну ладно, до скорых встреч! — он щёлкнул пальцами и девочек опять засосало в котёл. 
Подружки выпали из ноутбука на пол.
— Как ты думаешь, что имел в виду мудрец, когда сказал, что ты что-то придумала? — спросила Даша, потирая ушибленную коленку.
— Откуда мне знать? От этих мудрецов нашего времени можно ожидать что угодно.
— Ну ладно, теперь мы хотя бы знаем, откуда взялась та картина на выставке. 
— Ну да, и неизвестный номер теперь не нужно эээ… блокать, вот. — вспомнила новое слово Маргарет.
— Слушай, а все не отвеченные звонки куда-то делись! Как будто никто не звонил! — воскликнула Даша, смотря в телефон. — И на ноуте тоже! Вот это да! Хитёр же этот мудрец!
— Да, он не так просто как мы думаем. — подтвердила Маргарет. 
— Ладно, чувиха, завтра мои родители возвращаются из командировки, — посерьёзнела Ди. — надо убраться в квартире и придумать адекватное объяснение, почему ты будешь с нами жить. 
— Хорошо, только потом, как ты обещала, научишь меня играть в компьютерные игры!
— О’кей, договорились! А завтра ты научишь меня готовить печенья по старинному Голландскому рецепту.
— Ладно, ладно, доставай веник, а то мы тут размечтались.
— Не веник, а пылесос.
— Это что?
— Сейчас увидишь. — сказала Ди и принялась за уборку.
 
***
 
Амстердам, 5 февраля 1618 года.
 
— А что будет дальше? — спросил мудрец.
— Дальше все будут жить долго и счастливо. — ответила Маргарет.
— Что ж, тебе истории сочинять нужно! Столько всего напридумывать не каждый сможет. Ну ладно, ладно, будет по-твоему, только не надо на меня так жалостливо смотреть.
— Слово в слово? — радостно спросила Маргарет.
— Слово в слово. — подтвердил мудрец. — Вот, держи кактус и беги домой, мы с тобой здесь уже целый день эээ… разговариваем. Твоя история не из коротких, да! Засиделись мы тут… Ой, я чуть не забыл! — мудрец подошёл к Маргарет, подержал над её головой руку, а потом сказал: 
— Всё, готово! Я стёр тебе память!
— Что? — не поняла Маргарет. — Я же только что к вам пришла.
— Нет, ты пришла ко мне с утра, и долго-долго рассказывала о том, как ты хочешь провести свою жизнь. Я стёр из твоей памяти этот рассказ и теперь твоя жизнь будет захватывающей и интересной. А сейчас беги домой, и запомни, что кактус, который я тебе дал нельзя поливать, иначе маленькие пиксели начнут взрываться и затопит всю тётину лавку.
— Откуда вы знаете про тётю? — испугалась Маргарет.
— Да ты мне сама рассказала несколько часов назад! Придумала историю, и всё будет так, как ты сказала. Слово в слово. А теперь быстро домой!
— Ладно. — вздохнула Маргарет, и побежала обратно. Ей не терпелось узнать, что будет дальше. И не наврал ли ей мудрец.

Комментарии

  • Привет, Красная Лиса!
    И как тебе текст сейчас, через год?
    Продолжаешь ли ты писать истории?
    Занятия для стареньких начнутся ровно через год: в феврале двадцатого года 🙂

Добавить комментарий Прикрепить изображение

Пользуясь настоящим веб-сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies