13. Часть третья. В Сером доме. Глава вторая. Недостающие звенья

Свет погас. Охранники хотели переловить всех в темноте. Эверет понял их замысел, быстро вынул из кармана налобный фонарь (он всегда носил его с собой на всякий случай), надел и включил. В прыгающем свете фонаря всё было как в кино. Все дрались,  как могли: руками, ногами, стульями. Вдруг на Арта наскочило собакообразное сушество с рогами. Оно хотело убить Арта, но Эверет со всей силы треснул его стулом по спине. Он услышал  грохот в коридоре.  “О господи, подумал Эверет, — это подкрепление”. Он  закричал: “Выбегаем в коридор и бежим направо!” Все бросились к дверям, а Эверет стал один отбиваться от двух охранников. Когда Вова, он был последним, выбежал в коридор, Эверет бросился за ним, пулей вылетел в коридор и сунул в ручку двери ножку дубового стула, который держал в руке. Охранники оказались запертыми в комнате.  В коридоре никаких охранников не было. Видимо, они побежали в другой коридор.

___________________

— Быстрее! — закричала Уля, — давайте найдем какое-нибудь укромное место, и я перенесу вас к химической лаборатории!

— Но как ты это сделаешь? — удивился Арт. 

— Сейчас не время рассказывать, нас вот-вот поймают. — И Уля побежала вперед, а все за ней.

Они завернули в другой коридор, и наткнулись на женщину в белом халате. 

— Что вы здесь делаете одни, без охраны? — резко спросила женщина, переводя взгляд с одного разгоряченного лица на другое.

— Мы, — храбро начала Маргарет…

Женщина потянулась к большой красной кнопке рядом с дверью.

— Я сейчас вам всё объясню, — заговорила Лена своим мягким напевным голоском. Женщина перевела взгляд на Лену. — В чудесной стране в голубом городе жила принцесса Лена Голубая. Она была заперта в голубой комнате с голубой дверью, которую можно было открыть только голубым ключом… — Продолжала Лена нараспев, не отводя глаз от глаз женщины. Та смотрела на нее, как загипнотизированная. — Принцесса сидела на голубом стуле с голубой книжкой в руках. Она была одета в белое кружевное платьице со звездочками и в голубые кеды. — У женщины был такой вид, как будто она спит наяву. Маргарет, стоявшая у женщины за спиной, помахала остальным рукой и показала жестами, чтобы они на цыпочках уходили.

— У нее была мечта–долететь до облака Зефир – так его называли местные люди, голубасики. Еще у Лены был отец– Голубая Борода. И была королева Клетка. Она жила на востоке, а городок находился на западе. — Маргарет уже дошла, крадучись, до следующего угла и скрылась за ним. Остальные неслышно шли за ней. Женщина не замечала, что рядом с ней осталась одна только Лена.

 — Однажды, — продолжала она, — Лена нашла 102 двери, которые были заперты. И только одна была открыта. Вся дверь была в какой-то голубой паутине. Принцесса открыла ее и вошла в комнату и…  — Лена замолчала и на цыпочках побежала за остальными. Женщина по-прежнему стояла и смотрела на то место, где раньше было Ленино лицо.

— Ты кто такая? — прошептала Даша, когда Лена забежала за угол и присоединилась к остальным. — Откуда ты взялась?

— Я всё время была с вами, — ответила Лена. — Я на подоконнике сидела.

— Ну ладно, — сказала Уля, покосившись на Лену. Она была совершенно уверена, что на подоконнике никто не сидел, но помнила, что эта девочка стояла рядом с ней на загадочной фотографии. — Давайте двигаться отсюда, пока нас не поймали. Сейчас я превращусь в большую лису. Вы возьметесь за меня — только крепко держитесь! — и я перенесу вас к химической лаборатории. 

— Но как… — начал Арт. Но Уля уже превратилась в лису. Все крепко схватились за ее лапы, и Уля пролаяла: “Мир животных”. 

Все оказались в волшебном зверином пространстве, из которого вели туннели в разные концы земли. 

— Круто! — воскликнул Егор. — Давайте тут и останемся!

— Если мы тут останемся, я умру, — хмуро сказала Даша.

— И весь мир с тобой впридачу, — добавил Вова и серьезно посмотрел на Егора. 

— Нечего рассуждать, — прикрикнула Маргарет. — Уля, куда нам дальше?

— Надо прыгнуть в туннель и сказать: “Химическая лаборатория”. Туннель сам выберет самую удобную для нас лабораторию. Он умный. 

И Уля подбежала к ближайшему туннелю, крикнула: “Химическая лаборатория”, — и прыгнула внутрь.

Все последовали ее примеру. Лететь по туннелю водиннадцатером было неприятно. Они то и дело натыкались друг на друга. Даша визжала без остановки. К счастью, полет был недолгим и вскоре они один за другим шлепнулись на песок. 

Никакой химической лаборатории не было видно. И вообще никаких зданий вокруг не было. Судя по всему, они попали в какой-то парк.

— Я знаю это место! — воскликнула Кристина. Глаза ее вдруг стали неожиданно яркими. — Это Вороньи пруды! Мы с мамой здесь гуляли, когда я была маленькая.

_______________

В тот день первыми проснулись Хардбасовы уши. Кругом стояла тишина. Но, если прислушаться, можно было услышать, как на полке мерно щёлкали стрелки часов, на кухне капля из крана упала в чашку с недопитым чаем, оставленную в раковине с вечера. За окном раздавался утренний щебет птиц, шум от ещё редких машин на набережной. Ветерок пробежался по свежей листве, подняв шёпот в ветках деревьев.

Хардбас почувствовал на носу тёплый луч солнца. Он открыл правый глаз и недоверчиво осмотрелся вокруг. В комнате как будто ничего не изменилось. Всё те же игрушки в стеллаже, всё те же прочитанные книги на полке. Он решил открыть левый глаз, вдруг ему повезёт больше. В комнате действительно ничего не изменилось. Он потянулся и окончательно проснулся. Левым краем глаза, он заметил белый листок бумаги на кухонном столе. Очередной сюрприз от мамы! Хардбас пулей выскочил из кровати и побежал на кухню. В записке, действительно написанной мамой, было пожелание доброго утра и рекомендация к завтраку, который состоял из ОЧЕНЬ вкусных блинчиков и умопомрачительного какао. Остальными пунктами в записке были обычные поручения, которые Хардбас не раз выполнял:

  1. “Сходить в магазин. (На сдачу можешь купить себе что-нибудь сладенькое.)
  2. Отнести письмо на почту.
  3. Подготовить квартиру к встрече с двоюродным братом.

Целую! Мама”.

Умывшись и позавтракав Хардбас осознал, что великие дела без него не сделаются. Он оделся, взял
деньги на продукты и вышел из квартиры. Лифт ползучей черепахой спускался с 13 этажа. Минуты
казались бесконечными. Наконец двери лифта открылись, и Хардбас смог вздохнуть полной
грудью. Все-таки тесная коробка с зеркалами никогда не внушала ему доверия. Он вышел из
подъезда, и солнце ударило в глаза. Прекрасное настроение наполнило
его, заставив невольно улыбнуться.
Повернув за угол, он вышел на широкий заснеженный тротуар, по которому
прогуливались прохожие парами, одиночно и с детьми. По проезжей части, издавая хрипящие,
тренькающие, жужжащие и пыхтящие звуки двигались различные транспортные средства. Были
здесь и автомобили, и маршрутные такси, и троллейбусы с автобусами. Что-то неуловимо
странное показалось в них. Приглядевшись, Хардбас понял, что его озадачило. Все они были под
номером «13». «Чудеса какие-то» – подумал он. Но продолжил свой путь в магазин.
 
Вот и он. Звонко звякнул колокольчик, оповещая о новом посетителе. Привычно
взяв тележку Хардбас пошел вдоль прилавков и витрин. Что-то было не так, и знакомое волнение
опять его накрыло. Ну конечно же, ценники!!! Все они заканчивались на 13. Рубли, копейки… Эта
цифра магическим образом преследовала его всюду.
-Могу поспорить, что продуктов в тележке у меня тоже тринадцать… – пробормотал он и опустил
глаза. Быстро произведя подсчет, он расхохотался.
Посетители оглянулись на него, но к чудакам в большом городе давно привыкли.
 
Собрав все продукты по списку, и уже двинувшись в сторону кассы, Хардбас вспомнил о приятной
фразе из маминой записки «купи себе что-нибудь сладенького». Что может быть приятнее, чем мороженное? Любимое лакомство – шоколадный пломбир. А вот и холодильник со
всевозможными видами этой божественной прохлады, от обычных вафельных стаканчиков, до
нано-мороженного в разноцветных гранулах. Есть где разгуляться. Глаз выцепил знакомую
упаковку среди всего многообразия, а рука уже потянулась к заветному брикету, но не успел Хардбас
коснуться его, как его стало куда-то затягивать. Он ухнул в холодную
темноту.
 
Ощущение свободного падения. Желудок подскочил куда-то к зубам.
Удивительно, но мозг продолжал думать о мороженом. Перед Хардбасом возник полутемный зал с большим красным троном. Потом какие-то подростки. В ушах свистело, как будто его затягивает гигантский пылесос.  “Тебе сюда”, — сказал какой-то голос. “Да я мороженого хочу, отстаньте от меня!” — воскликнул Хардбас и с невероятным усилием вынырнул из “пылесоса” обратно в магазин. “Фух, ну ничего себе сходил за сладеньким!”

Он отнес покупки домой и спросил у вернувшейся мамы,  можно ли ему погулять. Мама ответила: можно,  только возьми с собой собаку, а то она сейчас напрудит тут дома. И Хардбас пошёл гулять с собакой. 

Они отправились в Измайловский парк. Пошли к Вороньим прудам, там обычно бывает пустынно. Подходя к пруду, Хардбас увидел светловолосую девочку, сидящую на спинке скамейки. Она рассеянно смотрела вдаль. Хардбасу показалось, что он где-то уже видела эту девочку и он направился к ней. Не дойдя до нее нескольких шагов, он увидел, что рядом с девочкой на песке сидит и горячо спорит о чем-то большая компания подростков. С ними была кошка.

— Сидеть, Марсель! — и пес, уже нацеливавшийся познакомиться с кошкой поближе, обиженно плюхнулся рядом со скамейкой. 

Хардбас подошел к девочке. 

— Откуда вы? — Он имел в виду: из какой вы школы? Девочка даже не посмотрела на него.

— Я — с Голубой звезды, — сказала она, выдержав паузу и продолжая глядеть на деревья за прудом.

“Ну и ну”, — подумал Хардбас. Остальные продолжали говорить  о какой-то вещи под названием «синхроглюкопробутатор». Хардбас  попытался это слово выговорить, но у него получилось что-то вроде «сихакакобабутата».

— Слушайте, а что это вообще такое?

Все повернулись к нему, и Вова закричал:

— Да вот же он, двенадцатый!

— Точно, — согласилась Уля. — Я тоже его помню.

— Так вот почему мы попали сюда! — воскликнула быстро соображающая Маргарет. — Чтобы его найти! Но это значит, — Маргарет обвела всех расширившимися глазами, — что нас кто-то направляет! Не могли же мы случайно оказаться вместо химической лаборатории в этом месте!

— Стойте! Стойте! Послушайте меня! — закричал Арт, хотя никто не куда не бежал и все молча смотрели на него. Он вскочил и встал на берегу пруда, чтобы его было лучше видно. — Я кое-что вспомнил! Тот мальчик, который отправил меня в Серый дом…

— Какой мальчик? — удивилась Джейн, — ты не говорил ни о каком мальчике!

— Не важно. Я плохо его помню. Но я помню, что он сказал: “Чихай-на-здоровье” так велела”. Значит, есть какая-то женщина, которая знает про нашу миссию!

— Чихай-на-здоровье? — засмеялся Хардбас. — Это что, принцесса Ангина?

Но тут Марсель, терпение которого истощилось от долгого сидения в метре от кошки и незнакомых людей, которых так хотелось обнюхать, подскочил к Артему и толкнул его лапами в грудь. Артем картинно свалился в пруд. 

— Люди, вы что, с ума сошли, — кричал он, барахтаясь на мелководье, — я не умею плавать!

— Ай да Марсель! Молодец! — Смеясь, Рома потрепал пса по холке.

— Садись, — сказал Егор, — я расскажу тебе про синхроглюкопробутатор.

_______________________

Картинки слайд-шоу сменяли одна другую. Дверь с нарисованным оленем.  Женщина с длинными нечесаными волосами смотрит в камеру гордо и спокойно. В углу слова: “teen spirit”. Дом в чаще леса, похожий на многоэтажную избушку на курьих ножках. Пара одинаковых часов, на которых нарисованы ягоды и птицы. Стрелки тоже нарисованные.Спящий мальчик лет трех, обложенный десятком плюшевых зверей. Белый пес, сидящий на скамейке у стола, покрытого яблоками. Бабуся в шляпке с счастливым видом несется на самокате. Деревья, растущие странным крУгом, как грибы. Каменный ангел, трогающий каменным пальчиком руку спящего каменного волхва. Бесконечное маковое поле. 

Чихай-на-здоровье смотрела на фотографии, проплывающие по экрану ее верного Савельича. Ей нужно пять минут передышки, хотя бы пять минут. “Как же я устала с этими детьми!” — пробормотала она. 

— Нечего так с ними нянчится! — раздался за ее спиной веселый голос. — Они и без тебя прекрасно справятся. Они не цыплята, а здоровые лоси, а ты не курица-наседка.

Чихай-на-здоровье обернулась. В дверях стоял невысокий человечек. Внешность у него была самая обычная, из тех, про которых дети пишут: “не худой и не толстый, не горбатый и не стройный, нос обычный, губы обычные, волосы русые”. Необычным было впечатление, которое он производил. Он стоял совершенно неподвижно, а похож был на пламя свечи на ветру. 

— Ничего не случится, ага! Я их собрала-то с трудом. Хардбас сопротивлялся до последнего, Ленины мысли заняты только тем, что она звезда и с небес… А Эверет с Артом чуть не погибли в шахте лифта! 

— В лифт-то ты зачем их запихнула, а, Травка? — Человечек плюхнулся в вертящееся кресло и стал болтать ногами. — Что, не могла придумать ничего поновее, чем старый писательский прием отправить героя в застрявший лифт и наблюдать, как он будет себя вести? 

— Зачем-зачем! Ты, Гудвин, лучше скажи-ка, зачем ты Улю с Вовой грибочками накормил!

— Как зачем? Чтобы они не попали под излучение глюкоштуки!

— А попроще ничего придумать не мог? A short cut to mushrooms, eh?

— Ты же знаешь, длинные пути — самые короткие. — Человечек посмотрел на Чихай-на-здоровье серьезно и даже проникновенно, но ногами болтать не перестал.

— Ну да, если не помрешь в дороге. С Улей, положим, и так ничего бы не случилось: родственников ветра не подчинишь себе какой-то булькающей машинкой. А Маргарет с Дашей ты зачем пугал? Тоже придумаешь какое-нибудь философское обоснование  или честно признаешься, что забавлялся?

— Ну… Они так смешно пугаются… Когда я исчез в метро, Маргарет завизжала шепотом. Можешь себе это представить? “Завизжала шепотом”! Тебе бы такое никогда в голову не пришло!

— После фразы “Кое-где в снегу протоптаны заснеженные тропинки ногами людей” меня уже ничего не удивляет. А Кристина написала: “В комнату вошли двое. Они заметили, что девочка открыла глаза и начали что-то с ней делать”. Хардбас после этого еще полчаса сидел с туманным взором и представлял, что же они с ней делали. Зато сам он в ответ на невинный вопрос про композицию стал пересказывать серию “Шерлока”, в которой Холмс голый встает из ванной, и все, конечно, стали кричать: “Совсем голый?”, “Так и показали?”…

___________________

Артем отжимал свитер и ворчал себе под нос.

— Раз теперь нас двенадцать, у нас, наверное, получится попасть в лабораторию? — сказала Джейн.

— Надо попробовать. — Уля встала и отряхнула песок с джинсов. — Слушай, Хардбас, сейчас я превращусь в лису, и ты должен схватиться за мою лапу…

— А Марсель? Может, у тебя и получится объяснить ему, что он должен схватиться за лапу лисы и при этом не перегрызть ее, но я с этим точно не справлюсь. 

Уля вздохнула.

— Ты далеко отсюда живешь?

— Пять минут. 

— Ладно, пошли. Одного мы тебя не отпустим. Кто тебя знает, может, ты опять захочешь дома остаться…

Через десять минут они без приключений перенеслись к лаборатории. Это было идеальное место. Перед зданием находился большой пустырь и парковка. Они вошли внутрь. В вестибюле никого не было. В коридоре тоже. “Склад, — прочел Вова надпись на черной табличке. — Нам туда!” За серой дверью послышался громкий кашель. Все на цыпочках спустились по лестнице в подвал. 

В помещении склада был полумрак. Ряды стеллажей, аптечные шкафчики вдоль стен. 

— Рассредотачиваемся по всему помещению и ищем! — скомандовал Эверет. 

И тут из-за стеллажа вышла какая-то девушка.

— Что вы здесь делаете? — строго спросила она.

— Дежавю какое-то! — пробормотала Уля.

И тут вперед вышел Хардбас.

— Помните фильм про Шерлока Холмса? — спросил он.

— Какой из? — спросила сбитая с толку девушка.

— С Камбербэтчем. 

— Ну помню, конечно, — девушка оживилась. Хардбасу это понравилось.

— А помните серию, где он принимал ванну и забыл одеться? 

Девушка захихикала. 

— А помните серию, где он пролил кофе и считал, что у него день испорчен? Вот весело было!

Девушка ответила:

— Да-да, конечно, помню.

Они оба смеялись, но у девушки был немного странный смех, и Хардбас начал что-то подозревать. Чтобы убедиться в своих сомнениях, он спросил:

— А у вас какая самая любимая серия?

На что девушка ответила такое, что Хардбас чуть не поседел…

— Сорок седьмая. Та, где лягушка запрыгнула Холмсу в штаны, а он этого не заметил.

Какая сорок седьмая серия! Их всего только тринадцать! Но в это время люди увидел, что Маргарет машет ему рукой от входа. И он сказал:

— Ну ладно, спасибо за столь чудесный разговор… До свидания! – И драпанул быстрее рыси…

Все бегом поднялись по той же самой лестнице, толкая друг друга, и забежали в какую-то кладовую.

— Какое счастье, что эта плавиковая кислота так быстро нашлась, — бормотала Маргарет, пряча баллоны в рюкзак.

Уля сказала: “Хвост, появись, мордочка, явись!”, все ухватились за рыжую шерсть и переместились в Серый дом, в комнату с круглым столом.

Комментарии

  • *рассказ

  • Может кто-то сделает рассказы Лены в электронном виде? исправив все ошибки?

    • Хочешь — сделай это, но вначале сделай необходимое: напиши свою часть.

  • А Лена пробовала прямо в письмо перепечатать свой текст? Я половину не поняла.

  • Там в 3 строке в куске про странный разговор ошибка. Не аже, а даже надо написать.

  • Какой ещё «физик-ядерщик» Егор. Я на это не подписывался!

  • В начале рассказа не хватает запятых. И ещё что такое “собако-образное сушество с рогами и головой оленя причём скелета”??? Похоже что тут пытались изобразить Мортона, но он совсем другой. В этой части Мортон не появляется. Он спокойно сидит себе на своём троне и думает, что охранники справятся без него.

    • Помнится,когда-то на занятии мы говорили о финале и Эверет предложил бой. Потом он сказал,что уц них будет оранжевая кровь. И Егор сразу же сказал,что это насилие и слишком уж странно. И я тоже не знаю как быть с этим куском. Насилия в нашем рассказе быть не должно и очень уж странно звучит этот отрывок. Не вписывается в общий рассказ. Надо будет подумать.

  • О рассказе Лены… Знаков препинания “немного” не хватает и “месные” люди…

    • Это, к сожалению, неизбежность. Я, когда вставляю тексты, убираю фантастическое количество ошибок.

Добавить комментарий Прикрепить изображение

Пользуясь настоящим веб-сайтом, вы даете свое согласие на использование файлов cookies